Главное меню

  • К списку параграфов
§ 25. ЛЕГЕНДАРНЫЕ ЭПОСЫ И ПОЭТЫ-ЖЫРАУ

       Легендарные эпосы. У каждого народа есть легенды, в которых они отражают свои мечты, веру и надежды. Содержание эпосов отражает определенные исторические события, овеяно ореолом мечты, верой в победу сил добра над злом.

В своих эпосах народ пытался отгадать тайну зарождения жизни, возникновения земли и неба, названий окружающей местности. Например, созвездие Большой Медведицы в разные исторические эпохи имело разные названия: "Семерка”, "Семь Старцев”, "Семь Разбойников”. Названия этого созвездия связаны с пастушеским бытом, ночной охраной стада. Народ свою хозяйственную деятельность связывал с положением Солнца относительно Плеяд, ибо неумение ориентиро­ваться по звездам приводило к трагедиям. Так, купцы, перепутав Венеру с Юпитером, сбились с пути, и караван погиб. Этот случай лег в основу эпоса "Гибель ослов”.

А в эпосе "Кобланды батыр” мы сталкиваемся с названием месяца "Кауысты”, давно забытым народом:

Не декабрь, Кауысты Заставил звенеть голос,

Приблизил удаленное И оправдывал надежды —

Не успело солнце сойти с зенита,

Как Бурыл наладил свой бег...

Или:              Начало зимы — Кауысты.

И рожденный батыром — Кобланды У озлобленных врагов Не оставил голов на плечах.

Конь Бурыл не похож на других коней в эпосах — одним прыжком преодолевает месячное расстояние, копытами превращает скалы в грязь, дает советы хозяину.

Наличие в эпосах названий местности, так же как появление жузов, подтверждает этнографически происхождение событий, придавая им чувство реальности.

Акыны-жырау XV—XVI вв. Казахские жырау ведут свое происхождение от певца-импровизатора Сыпыры-жырау (XIV в.), жившего на западе Казахстана в тюркоязычном племени. Устно- поэтическая традиция сохранила толгау в различных преданиях и героических эпосах. Имена Ер Таргын, Едиге стали синонимами человека, заботящегося о благополучии народа, его защитника.

В XV в., в период образования Казахского ханства, появились имена известных жырау: Асана Сабитулы, Ко дана тайши, Казтугана Суйиншиулы. В устном народном творчестве имя Асана связано с ханом Жанибеком. Когда ханы Жанибек и Керей стали переезжать в Семиречье, Асан обвинил их в том, что они ни с кем не посоветовались:

В степях, полных оленями,

В водах с играющей рыбой,

...В Жеме не провел совета,

Из Жема народ увел...

....В Оиле не провел совета,

Из Оила народ увел...

...Проклятие нашему походу,                 *

Если в Едиле и Яике Одно лето отдыхал,

Одну зиму зимовал,

Ты бы руки опускал,

То в золото, то в серебро!

Однако, отправившись на поиски земли обетованной, Асан заезжает в Жетысу и, увидев красоту и богатства края, восклицает: "На деревьях Жетысу висят плоды”. Посетив район Чу, где размещалась ставка султанов Жанибека и Керея, сказал: "Ей, Чу, тебя назвали не­правильно. Эти густые камыши никогда не дадут народу умереть с голоду”. Вскоре они стали расширять границы территории до Туркестана, побережья Сырдарьи, Центрального Казахстана. Поиски Асаном земли обетованной — такая же философская мечта, как "Утопия” Томаса Мора, "Город солнца” Кампанеллы. Поэтому Ч. Валиханов назвал Асана философом казахского и ногайского народов.

Одним из первых жыршы был отец знаменитого в Дешт-и-Кыпчаке бия Даиркожи — Кодан тайшы. Песен этого жырау в народе почти не сохранилось. Однако его плач и хождение вокруг мертвого тела своего сына дают много исторически ценных фактов:

Зачем тебе нужно было, мой жеребеночек,

Связываться с каракыпчаком Кобланды?

Когда, перевалив за 80, я приблизился к 90,

Зачем надо было ломать мой позвоночник?

Этих детей заблудших ногаев Ты возвращал на праведный путь.

Бегущий источник, горящая свеча В один миг затухли.

С одной стороны, чувствуется, что между родами и племенами были распри, что уже образовалось Казахское ханство и отделились ногайцы. По легенде, Даиркожа был известным бием Абулхаира. За то, что он был справедливым бием, народ прозвал его Акжол би.

Одним из первых жырау в Казахском ханстве был Казтуган Суйшшшулы. Он родился в 1420 г. на берегах Волги близ Астрахани, в знатной семье. До нас дошли три эпоса жырау. В одном из них — "Беспокойся, будь бдительным, народ” — он, как и Асан Сабитулы, восторгается Едилем и Яиком, рассказывает, как они удобны для ведения хозяйственной деятельности:

Места, где верблюжонок Превращается в огромного нара.

Места, где отставшая овца Превращается в тысячную отару.

Где рыба буйствует, как стриган,

А жаба кричит овечкой.

Казтуган тоже скучает по Едилю (Волге) и осуждает переезд:

О, прекрасный мой Едиль!

Не я оставляю его — ты бросаешь.

Пусть будет счастьем для вас река,

Которую я оставляю.

Из жырау XVI в. особую популярность имели Доспамбет и Шалкииз. Доспамбет был родом из знатной семьи крупного воена­чальника, жившего в крепости Азаку в 90-х годах XV в. в нижнем течении Дона. Получил военное образование, участвовал во многих походах. В своих песнях он рисует идеальный портрет воина, отважного батыра, защищающего свою родину:

Где дни, когда садились на гнедых,

Заставляя их ржать.

Где дни, когда держали наготове Отточенные топоры.

Где дни, когда шестиаршинные пики Вонзали в жертв до основания?

Все свои песни (жыры) — "Средь ручьев, на просторе донских лугов”, "В аргамака попала стрела”, "О, край мой милый, Ак Жаик!”, "Тугай, о тугай у излучины рек” — он посвящает все той же патриотической теме.

Шалкииз (1465—1560 гг.) родился на восточном берегу Яика. В поэзии Шалкииза говорится о том, что он часто был рядом с эмиром Ногайского ханства Темиром. Шалкииз жырау вместе с войском ходил в походы на Северный Кавказ, в Крым, на побережья Дона. Оказавшись в центре разборок и междоусобной войны в своем ханстве, он переходит на сторону Казахского ханства.

Казахские жырау XVII—XVHI в. Жиембет Бортогашулы жил в конце XVI — первой половине XVII в. Он был родом из семьи вождей известного племени алшын. Судя по содержанию сохранившихся песен, Жиембет был военачальником и бием-наместником Есим хана. Это подтверждается следующими строками:

Есим, тебя отговорили Искренние мои советы.

С тех пор, как помню, Есим хан,

Я был в твоих руках опорой,

Поддерживал тебя во всем.

Жырау внес свою долю в победу над ойратами в 1620 г. Он участвовал и в подавлении восстания под предводительством Турсына из рода Катаган, который решил создать свое отдельное ханство. Однако между жырау и Есим ханом возникают неприязненные отно­шения. В своем толгау "Приказ твой суров был, Есим хан” он повествует о том, что вступился за своего младшего брата, несправедливо обвиненного ханом, и сам тоже впал в немилость. Согласно другим данным, в 1628 г. после смерти Есим хана он возвратился на родину. Жиембет говорит от имени народа, выступая против Есим хана:

Я в сторону Арки перекочую,

Порву с тобою, ускачу во тьму —

И брошу клич народу своему.

Маргаска жырау также был придворным поэтом Есим хана, сопро: вождавшим его в походах. Даты рождения и смерти поэта неизвестны. Поскольку он был современником Есим хана, значит, жил в XVII в. Известна его историческая песня, посвященная Есим хану, — "Высокий ростом герой Есим”, состоящая из семи тысяч строк. Судя по приве­денным ниже строкам, похоже, что и Маргаска принимал участие в подавлении восстания хана Турсына:

Эй, Катаган — хан Турсын,

Пусть преступника сразит клятва.

С такими словами он обращается к восставшему от имени хана, прибывшего его наказать. В XVIII в. появилась целая плеяда талантливых жырау: Актамберды, Татикара, Умбетей, Бухар...

Актамберды Сарыулы (1675—1768 гг.) родился в Южном Казахстане, в отрогах Каратау, в зажиточной семье. С 17 лет участвовал в войнах между Казахским и среднеазиатскими ханствами. В 1729 г. был приговорен к смертной казни, но совершил побег из-под стражи. 136 Жырау принимал участие и в Отечественной войне (1723—1730 гг.) против джунгар. Он был аксакалом, руководителем рода Среднего жуза. После изгнания джунгар с казахской земли Актамберды руководил размещением казахских родов на их исконных землях. Жырау умер в возрасте 93 лет в местечке Журекты Абайского района нынешней Семипалатинской области. На холме воздвигнут мавзолей, где и похоронен жырау.

Актамберды был продолжателем традиций своих предшествен­ников — жырау Доспамбета, Шалкииза. В песнях Актамберды слышны характерные для них интонации, сравнения, а также его собственное видение происходящего, неожиданно точные метафоры:

Заставив смеяться и ржать,

Сядем ли мы снова на гнедых?

Захватив веревки для пут,

Наденем ли мы белые одежды С золотым воротом и медным рукавом,

С застежкой — воробьиный глаз —

Наденем ли кольчугу?

Жырау мечтает о тех днях, когда охваченные патриотическим поры­вом сарбазы будут биться с врагами, не жалея себя, за свободу своего народа и земли.

Акын Татикара родился у озера Сарыколь, близ Костаная, в семье зажиточного скотовода. Он был любимцем Абылай хана и повсюду следовал за ним. Хан ценил умение Татикары импровизировать в любых обстоятельствах, его остроумие и находчивость, бесстрашие и отвагу. Когда в разгар жаркой битвы Татикара чувствовал, что враг дрогнул, начинал тут же исполнять боевой жыр, вдохновляя воинов на подвиги и самопожертвование. У акына была еще одна особенность: он в своих жырах говорил о родах-племенах каждого упомянутого воина. Так, в своем жыре "У камыша верхушка редкая, а корень крепкий” он прославляет героизм Бокея — батыра из рода дулатов, Дарипсали и Мандая — из рода уаков и других батыров. Поэтому сохранившиеся песни Татикары имеют огромную историческую ценность.

Умбетай жырау (1706—1778 гг.) родился в нынешнем Ерейментауском районе Акмолинской области. Он хорошо знал устное народное творчество, многие поэмы и эпосы читал наизусть, изучал историю, музыкальную культуру и получил хорошее литературное образование от своего отца Тлеуулы, который сам был жырау, играл на кобызе, за что и получил в народе звание "абыза”, т.е. певца- сказителя.

Умбетай жырау воспевал героизм воинов, рассказывая об их подвигах народу. Так, в жырах "Эй, Актамберды, Кабанбай”, "Бию Бекболату”, "На смерть Богенбая” содержится много исторически ценных сведений.

Бухар жырау Калкаманулы (1693—1787 гг.) был певцом и совет­ником Абылай хана, его бием. Он стал главой Казахского ханства. В одной песне он делится своими мыслями:

Много разбрызганной крови,

Много скота, лишившегося хозяев.

О чем петь, что рассказывать?

Мыслей много, и есть, что сказать...

Размышляет жырау о многом, и главное — о единстве народа. Он имел мужество говорить об ошибках хану Абылаю прямо в глаза, но и справедливости ради хвалил принародно за его добрые дела. Об этом свидетельствуют следующие строки:

На золотом троне Ты объединил три жуза.

Сиротам и вдовам Ничего плохого не сделал.

Справедливо все решал,

Все делал с достоинством.

Эпических поэм, созданных Бухар жырау, много. Они отлично дополняют и раскрывают историю народа.

Таким образом, в XV—XVIII вв. современники истории народа — жырау — были певцами добрых, героических дел страны, вместе с народом переживали трудности, преодолевали их. Жырау являлись не только создателями и распространителями эпических поэм, они были и аксакалами, старейшинами, батырами, полководцами. Жырау выступали также в роли советников, к мнению которых прислуши­вались казахские ханы. Их имена навечно сохранятся в истории казахского народа.

? Вопросы и задания

1.    Какое историческое значение имеют эпические легенды?

2.    Какие жырау были известны в XV в.?

3.    Какие темы затрагиваются в творчестве поэтов-жырау XVI—XVIII вв.?

4.    Расскажите о значении жырау в жизни казахского народа.

*5. Напишите реферат о творчестве одного из поэтов-жырау.