Главное меню

  • К списку параграфов
Д. Мамин-Сибиряк Медведко.


I

-      Барин, хотите вы взять медвежонка? - предлагал мне мой кучер Андрей.

-      А где он?

-      Да у соседей. Им знакомые охотники подарили. Слав­ный такой медвежонок, всего недель трёх. Забавный зверь, одним словом.

-      Зачем же соседи отдают, если он славный?

-      Кто их знает. Я видел медвежонка: не больше рукавицы. И так смешно переваливает.

Я жил на Урале, в уездном городе. Квартира была боль­шая. Отчего же и не взять медвежонка? В самом деле, зверь забавный. Пусть поживёт, а там увидим, что с ним делать.

Сказано - сделано. Андрей отправился к соседям и через полчаса принёс крошечного медвежонка, который действи­тельно был не больше его рукавицы, с той разницей, что эта


живая рукавица так забавно ходила на своих четырёх ногах и ещё забавнее таращила такие милые синие глазёнки.

Попав в комнаты, медвежонок нимало не смутился, а, на­против, почувствовал себя очень свободно, точно пришёл до­мой. Он спокойно всё осмотрел, обошёл вокруг стен, и, кажет­ся, нашёл, что всё в порядке.

Мои гимназисты натащили ему молока, булок, сухарей. Медвежонок принимал всё как должное и, усевшись в уголке на задние лапы, приготовился закусить. Он делал всё с не­обыкновенной комичной важностью.

-      Медведко, хочешь молочка?

-      Медведко, вот сухарики.

-      Медведко!..

Медвежонок преспокойно съел молоко и булку, а потом забрался ко мне на колени, свернулся клубочком и замурлы­кал, как котёнок.

-      Ах, какой он милый! - повторяли гимназисты в один голос. - Мы его оставим у нас жить... Он такой маленький и ничего не может сделать.

-      Что ж, пусть его поживёт, - согласился я, любуясь при­тихшим зверьком.

Да и как было не любоваться! Он так мило мурлыкал, так доверчиво лизал своим чёрным языком мои руки и кончил тем, что заснул у меня на руках, как маленький ребёнок.

II

Медвежонок поселился у меня и в течение целого дня за­бавлял публику - как больших, так и маленьких. Он так за­бавно кувыркался, всё желал видеть и везде лез. Особенно его занимали двери. Подковыляет, запустит лапу и начинает от­ворять. Если дверь не отворялась, он начинал забавно сердить­ся, ворчал и принимался грызть дерево своими острыми, как белые гвоздики, зубами.

Меня поражала необыкновенная подвижность этого ма­ленького увальня* и его сила. В течение этого дня он обошёл решительно весь дом, и, кажется, не оставалось такой вещи, которой он не осмотрел бы, не понюхал и не полизал.

Наступила ночь. Я оставил медвежонка у себя в комнате.

Он свернулся клубочком на ковре и сейчас же заснул.

Убедившись, что он успокоился, я загасил лампу и тоже приготовился спать. Не прошло и четверти часа, как я стал засыпать, но в самый интересный момент мой сон был нару­шен: медвежонок пристроился к двери в столовую и упорно а хотел её отворить. Я оттащил его раз и уложил на старое ме­сто. Не прошло получаса, как повторилась та же история. Пришлось вставать и укладывать упрямого зверя во второй раз. Через полчаса — то же... Наконец мне надоело, да и спать хотелось. Я отворил дверь кабинета и пустил медвежонка в столовую. Все наружные двери и окна были заперты, следо­вательно, беспокоиться было нечего.

Но мне и в этот раз не привелось уснуть. Медвежонок за­брался на буфет и загремел тарелками. Пришлось вставать и вытаскивать его из буфета, причём медвежонок ужасно рассер­дился, заворчал, начал вертеть головой и пытался укусить меня ^ за руку. Я взял его за шиворот и отнёс в гостиную. Эта возня начинала мне надоедать, да и вставать на другой день нужно было рано. Впрочем, я скоро уснул, позабыв о маленьком госте.

III

Прошёл, может быть, какой-нибудь час, как страшный шум в гостиной заставил меня вскочить. В первую минуту я не мог сообразить, что такое случилось, и только потом всё сделалось ясно: медвежонок разодрался с собакой, которая спала на своём обычном месте в передней.

- Ну и зверина! - удивился кучер Андрей, разнимая вое­вавших.

-      Куда его мы теперь денем? - думал я вслух. - Он ни­кому не даст спать целую ночь.

-      А к емназистам, — посоветовал Андрей. — Они его весь­ма даже уважают. Ну и пусть спит опять у них.

Медвежонок был помещён в комнате гимназистов, кото­рые были очень рады маленькому квартиранту.

Было уже два часа ночи, когда весь дом успокоился.

Я был очень рад, что избавился от беспокойного гостя и мог заснуть. Но не прошло часа, как все повскакали от страш­ного шума в комнате гимназистов. Там происходило что-то невероятное... Когда я прибежал в эту комнату и зажёг спич­ку, всё объяснилось.

Посередине комнаты стоял письменный стол, покрытый клеёнкой. Медвежонок по ножке стола добрался до клеёнки, ухватил её зубами, упёрся лапами в ножку и принялся тащить что было мочи. Тащил, тащил, пока не стащил всю клеёнку, вместе с ней - лампу, две чернильницы, графин с водой и во­обще всё, что было разложено на столе. В результате - разби­тая лампа, разбитый графин, разлитые по полу чернила, а виновник всего скандала забрался в самый дальний угол; от­туда сверкали только одни глаза, как два уголька.

Его пробовали взять, но он отчаянно защищался и даже успел укусить одного гимназиста.

-      Что мы будем делать с этим разбойником! - взмолился я. - Это всё ты, Андрей, виноват.

-      Что же я, барин, сделал? - оправдывался кучер. - Я только сказал про медвежонка, а взяли-то вы. И емназисты даже весьма его одобряли.

Словом, медвежонок не дал спать всю ночь.

На следующую ночь, во избежание недоразумений, беспо­койный гость был заперт в чулан, где ничего не было, кроме ларя с мукой. Каково же было негодование кухарки, когда на следующее утро она нашла медвежонка в ларе: он отворил

тяжёлую крышку и спал самым мирным образом прямо на муке. Огорчённая кухарка даже расплакалась и стала требо­вать расчёта.

-      Житья нет от поганого зверя, - объяснила она. - Те­перь к корове подойти нельзя, цыплят надо запирать... муку бросить... Нет, пожалуйте, барин, расчёт.

IV

Признаться сказать, я очень раскаивался*, что взял медве­жонка, и очень был рад, когда нашёлся знакомый, который его взял.

-      Помилуйте, какой милый зверь! - восхищался он. - Дети будут рады. Для них - это настоящий праздник. Право, какой милый.

-      Да, милый... - соглашался я.

Мы все вздохнули свободно, когда наконец избавились от этого милого зверя и когда весь дом пришёл в прежний вид.

Но наше счастье продолжалось недолго, потому что мой знакомый возвратил медвежонка на другой же день. Милый зверь накуролесил на новом месте ещё больше, чем у меня. Забрался в экипаж*, заложенный молодой лошадью. Зарычал. Лошадь, конечно, бросилась стремглав и сломала экипаж. Мы попробовали вернуть медвежонка на первое место, откуда его принёс мой кучер, но там отказались принять его наотрез.

-      Что же мы будем с ним делать? - взмолился я, обращаясь к кучеру. - Я готов даже заплатить, только бы избавиться.

На наше счастье, нашёлся какой-то охотник, который взял его с удовольствием.



1.         Как ты думаешь, мог ли лесной зверь прижиться в доме? Пра­вильно ли поступают те люди, которые лишают свободы диких жи­вотных?

2.         Опиши медвежонка, используя авторские сравнения. Нари­суй словами его портрет так, будто ты смотришь на медвежонка и любуешься им.


3.     Проследи, как автор относится к медвежонку в начале и в конце рассказа. К какому выводу приходит автор? Как ты думаешь, с какой интонацией он произносит слово милый в конце четвёртой части рассказа?