Главное меню

  • К списку параграфов
Степан Бабенко

Тюё-Тас. 

I

Как-то в детстве отец взял меня с собой на сенокос. На всю жизнь я запомнил этот светлый майский день.

Степь отливала лазурью. То цвели васильки вперемежку с незабудками. Пламенели от края до края маки.

Из балки доносился «бой» перепела. Чёткий, требова­тельный, ровный.

Пахнет скошенным сеном, цветами, чабрецом. Отец водит косой широко, ровно. Я иду вслед за отцом, любуясь его рабо­той.

Весь день отец косил густую, податливую траву, а я ходил вслед за ним, подносил ему воду в старом закопчённом чай­нике, смотрел, как он жадно пил её крупными глотками.

Вечером отец растеплил костёр, и мы долго пили с ним чай, заваренный им какой-то травой такого аромата и вкуса, какого я больше никогда не пил. Спать мы с отцом легли под копной пахучего сена. После знойного дня на землю спусти­лась вечерняя прохлада. Отец долго рассказывал мне сказки


про Конька-горбунка, хитрую лису и ворону, про звёзды, ко­торые золотой россыпью* светились на небе.

Прямо над нами всё выше и выше поднималась луна. Во­круг было тихо и безмятежно. От земли шёл тёплый запах, от него чуточку кружилась голова. Птицы умолкли, лишь вре­мя от времени перепел просил пить. Тишина становилась всё гуще и таинственнее. Только сверчки не унимались да разно­цветные бабочки беззвучно кружились над нами.

Придвинувшись к отцу, я уткнулся ему под мышку и сра­зу заснул. Таким беспробудным сном спят люди только на се­нокосе.

Пройдут годы, но эта звёздная ночь, и утро, и весенняя степь останутся в памяти, как первое прикосновение к таин­ственному, чарующему* миру природы.

Наша маленькая деревенька Тюе-Тас (Верблюжий камень) затерялась в безбрежной степи на берегу тихой речки Кутур- ган. Бывало, откроешь дверь и сразу же шагнёшь прямо в степь. Весной она покрывалась весёлым изумрудно-зелёным полушалком с пламенно-радостным оттенком от множества полевых цветов. Летом, в жаркие дни, пшеничная нива под­ступала прямо к калитке. Казалось, протяни руку, и можно, не выходя со двора, потрогать пальцами тугие колосья.

Мы, деревенские мальчишки, не видевшие никогда леса, считали, что лучше нашей степи вряд ли что можно сыскать на всей земле. Она была для нас родным домом.

Мать, большая любительница природы, под любым пред­логом старалась увести нас в степь.

- Пойдёмте, погуляем в поле, - ласково говорила она.

И мы с большой радостью, наперегонки, сломя голову, неслись по степным просторам.

Окрестности деревни с непонятными мне названиями Амансай, Кызылсай, Тюе-Тас, Боролдай рисовались в моём воображении сказочными, полными тайн.

Тюе-Тас... Для кого другого это слово мало значит. А для меня - это и бескрайняя степь, и глубокие балки, пересечённые звонкими оврагами, и чистое голубое небо, и весёлая песнь жаворонка, и кишевшая когда-то рыбой степная речка Ку- турган, и полыхающая тюльпанами в апреле балка Кызыл­сай, и хорошие люди, которые меня окружали. Словом, Тюе- Тас - детство и юность моя.

II

Я редко когда надолго расставался со своей родиной. Не помню, пожалуй, ни одного года, чтобы не побывал у себя в Тюе-Тасе. Сейчас у меня нет никого из родных в этой дере­веньке. Но всё равно каждую весну еду сюда, чтобы вспом­нить своё босоногое детство, побродить по окрестным полям, извилистому берегу реки Кутурган, принести на могилу моих деда и бабки степные цветы, которые они так любили. Теперь вы, наверное, не осудите, увидев мою обнажённую голову, когда я проезжаю через Тюе-Тас. Это я молча здороваюсь с моим детством.

Лишь один раз, в войну, долго не был на родине. Я входил в Злату Прагу, видел сказочный Будапешт на Дунае, больше года пробыл на родине Штрауса - в Вене, почти неделю бро­дил по серому суровому Берлину. И чем больше видел, тем сильнее тянуло меня в Тюе-Тас. Для меня он был и есть час­тица нашей великой Родины.

Однажды в венском лесу, обозревая с крутого берега Ду­ная окрестности, я вдруг очень ясно увидел свой Кутурган, гору Тюе-Тас, луга, поросшие камышом берега реки. И мне показалось, что моя речушка красивее сказочного Дуная. Мне кажется, я впервые увидел её такой прелестной, что даже за­щемило на душе.

И вот после шести с половиной лет я снова на родине. Про­мелькнула за окном станция Арыеь, остался позади Шымкент, 110

машина мчит по извилистой пыльной дороге. А вот и он, Тюе- Тас. Сильно-сильно забилось сердце. Я снова в родимой дере­веньке, затерявшейся в степях Казахстана, у подножия огром­ной горы, похожей на верблюда. Здесь короткой утренней зорькой пролетело моё детство.

Здравствуй, Родина!..


1.         Какое воспоминание детства осталось на всю жизнь в памяти автора? Какие картины пейзажа, какие краски, звуки, запахи осо­бенно запомнились ему? Найди эти слова и выражения в тексте.

2.         Опиши, какой ты увидел степь в рассказе автора. Что бы ты добавил к описанию степи? Представь, что ты видел степь утром, днём, вечером. Какой она предстанет перед тобой в разное время суток?

3.         Найди отрывок-описание аула, где прошло детство и юность автора. Какое чувство передал писатель, рассказывая о своей малой родине? Расскажи о своём родном крае. Передай в рассказе основную мысль - идею любви к родным местам.

4.         Попробуй представить, что после долгой разлуки ты возвра­щаешься в родной город, аул. Опиши свои чувства. Используй в рас­сказе слова и выражения: сильно-сильно забилось сердце, защемило на душе, сильно тяну ло меня в родные места, «Здравствуй, Родина!».