Главное меню

  • К списку параграфов
АЛЕКСАНДР ИСАЕВИЧ СОЛЖЕНИЦЫН (р. 1918)

Александр Солженицын — одна из главных фигур в литера­туре XX века.

Писатель, мыслитель, публицист — на его долю, как и многих его современников, выпало немало трудностей. Его биография и писательская судьба — это непрерывное противостояние худож­ника и власти, бескомпромиссная борьба с ложью и злом. «Жить не по лжи» — вот его нравственное кредо. «Всю свою жизнь я ощу­щаю как постепенный подъем с колен, постепенный переход от вынужденной немоты к свободному голосу»,— писал он в 1966 г. в письме к А. Т. Твардовскому.Свой писательский путь Солженицын начал еще в лагере, где писал стихи, пьесу, обдумывал свой первый роман. В литературу он вошел сквозь колючую проволоку ГУЛАГа — повесть «Один день Ивана Денисовича» принесла ему известность. За ней последовали большие романы «В круге первом», «Раковый корпус», «Архипелаг ГУЛАГ», «Красное колесо». Он автор рас­сказов, повестей, стихотворных циклов, литературно-крити­ческих и публицистических статей.

Путь к правде. Солженицын родился в Кисловодске.По отцовской линии А. Солженицын происходит из крестьян­ской семьи, поселившейся в Ставрополе. Исаакий, отец будущего писателя, учился в Харькове, затем в Москве, ушел доброволь­цем на Первую мировую войну, был награжден за храбрость. В 1917 женился на Таисии Щербак, отец который до революции владел «экономией» — богатым поместьем. Мать будущего пи­сателя получила прекрасное образование, училась на сельско­хозяйственных курсах в Москве.А. Солженицын родился через шесть месяцев после смерти своего отца. В 1924 г. мать с шестилетним сыном поселяется в Ростове-на-Дону.Несмотря на материальные затруднения семьи Солженицын живет обычной жизнью советского школьника, любит футбол, театр, участвует во всех школьных спектаклях.В1936 году поступает в Ростовский университет на физико- математический факультет, но спустя три года вместе с другом детства «Кокой» (Николай Виткевич) поступают на заочное отде­ление Московского института истории, философии, литературы.

В октябре 1941-го Солженицын мобилизован. Сперва он простой соДдат, затем получает звание лейтенанта, проходит со своим соединением от Орла до Восточной Пруссии. На войне, «выполняя боевые задания, он неоднократно проявлял личный героизм, увлекая за собой солдат, и всегда из смертельных опасностей выходил победителем». (Из характеристики генерала Травкина, 1946 год). В свободное от боев время пишет небольшие рассказы.

В годы войны он переписывался с Н. Виткевичем. В письмах друзья открыто высказывали свои политические взгляды на политику И. В. Сталина, деятельность В. И. Ленина и т. п. Пере­писка заинтересовала военную контрразведку, и за несколько месяцев до окончания войны А. Солженицына арестовали. Он был осужден на восемь лет исправительно-трудовых лагерей по страшной политической статье 58-й УК. «В похвалу этой статье можно найти еще больше эпитетов, чем когда-то Тургенев подобрал для русского языка или Некрасов для Матушки-Руси: великая, могучая, обильная, разветвленная, разнообразная, всеподметающая Пятьдесят Восьмая, исчерпывающая мир...»,— напишет впоследствии Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ».

В1947 г. его переводят в Марфинскую шарашку, или «Спец- тюрьму № 16», в пригороде Москвы, где он работает в акусти­ческой лаборатории (пригодились его знания, полученные на физико-математическом факультете). Марфинская тюрьма — закрытый научно-исследовательский институт для заключенных, специализировавшийся на исследованиях в области радио- и телефонной связи. Там он знакомится и завязывает дружбу с инженером Паниным, германистом Копелевым, с другими заключенными — учеными, в беседах с ними пополняет свои знания по естественным и гуманитарным наукам. Многие из них стали прототипами романа.

Первый свой роман «В круге первом» А. Солженицын написал по впечатлениям от марфинской тюремной лаборатории. В ней работали известные историки, философы, старые революционе­ры — просвещенные умы страны, также не избежавшие сталин­ских репрессий. Их опыт и знания использовались в интересах тоталитарного государства.В 1950 г. А. Солженицына этапируют в лагерь «на общие работы» в Казахстан, в Экибастуз, где он под номером Щ-262 работает литейщиком, затем каменщиком (как и герой его повести «Один день Ивана Денисовича»), бригадиром на лагерном кирпичном заводе.

1953-й—год освобождения из лагеря, Солженицына перево­дят на «вечное ссыльнопоселение» в аул Кок-Терек (Зеленый тополь) Жамбылской области. Он снимает угол в глинобитной хатке, потом покупает собственный домик, знакомится с такими же ссыльными, как и он, врачами Зубовыми. Подлинную историю Зубовых А. Солженицын расскажет в «Архипелаге ГУЛАГ».Еще в Экибастузском лагере у него обнаружили злокаче­ственную опухоль и сделали операцию. Но после освобождения болезнь возобновляется, и в 1955 г. писателю разрешают выехать на лечение в Ташкент, где он проводит несколько месяцев, про­ходя курс облучения. Здесь он работает над романом «Раковый корпус». Творческое напряжение и вдохновение, духовная целе­устремленность помогают ему превозмочь страшную болезнь.

6 февраля 1956 г. решением Верховного Суда СССР Солже­ницына реабилитируют, он возвращается в Москву, затем в город своего детства — Ростов, здесь работает в сельской школе учи­телем физики.

В1959 г. писатель вместе с женой поселяется в Рязани и, про­должая учительствовать, много пишет: роман «В круге первом», повесть «Один день Ивана Денисовича», «Крохотки» — стихо­творения в прозе, пьеса «Свет, который в тебе» («Свеча на ветру»), сценарий «Знают истину танки».В 1962 г. А. Твардовский, назначенный главным редактором журнала «Новый мир», с разрешения Хрущева, печатает повесть Солженицына «Один день Ивана Денисовича». После этой публикации к писателю приходит литературная известность: интервью, рецензии, потоки писем, предложения печатать все, что у него есть, что до этого он писал «в стол». «С тем убеждением прожил я годы подпольного писательства, что я не один такой сдержанный и хитрый. Что десятков несколько нас таких зам­кнутых упорных одиночек, рассыпанных по Руси, и каждый пишет по чести и совести то, что знает о нашем времени и что есть главная правда» («Бодался теленок с дубом»).После выхода в свет «Одного дня Ивана Денисовича» централь­ные газеты и журналы публикуют рассказы «Случай на станции Кочетовка», «Матренин двор», «Для пользы дела».После выхода в свет «Одного дня Ивана Денисовича» писатель переживает творческий подъем, пишет «Архипелаг ГУЛАГ», «Ра­ковый корпус», роман о революции 1917 года «Красное колесо». Для этого писатель расстается с учительством и в основном работает за городом — в Солотче, близ Рязани, на берегу ручья, за столиком под дубом.«Крохотки» (1961) — это маленькие рассказы, проникшие в так называемый самиздат, а оттуда — за границу. В них расска­зывается о встрече с русской землею, красотою, о людском равнодушии, переживаниях автора за будущее родной земли.Изшание и возвращение. В1965 г. А. Солженицын поселяется в дачном домике недалеко от Москвы. В сентябре того же года КГБ произвел обыск у его друга, у которого писатель хранил свой архив, было изъято множество рукописей, в том числе роман «В круге первом», лагерные поэмы, пьесы (в их числе «Пир победителей»),В1966 г. писатель готовит к публикации в «Новом мире» роман «Раковый корпус», обсуждение которого прошло в Московском отделении Союза писателей, где он был рекомендован в печать. Но в 1968 этот роман уже выходит за границей.

На четвертом съезде Союза писателей СССР (1967) А. Солже­ницын обратился к делегатам с открытым письмом, в котором говорил о вреде цензуры, необходимости ее упразднения, а также выступал против нападок и преследований, направленных против него лично. После выступления на Съезде писателей началась открытая и беспощадная его борьба против советской власти. В свою очередь и Союз писателей, и органы госбезопасности де­лают все возможное, чтобы имя Солженицына нигде не упоми­налось. Это было время активного «диссидентства». Как ни пытались А. Т. Твардовский и редакция «Нового мира» опубли­ковать «Раковый корпус» и «В круге первом», защитить их автора от клеветы и нападок цензуры, эти произведения увидели свет только за границей. Имя А. Солженицына становится все более известным в мире. За «Раковый корпус» в Париже ему присуж­дают премию «За лучший иностранный роман».

Законченные страницы «Архипелага ГУЛАГ» Солженицын и его родные снимают на пленку, и микрофильм рукописи передают на Запад.  В историческом романе «Красное колесо», начатом в 1964 г. писатель осуждает Февральскую революцию, восстанавливает значение столыпинской реформы 1906—1916 гг., разрушает миф о корниловском мятеже, а также со своей точки зрения дает оценку другим историческим событиям, происходившим в России.Древний символ колеса здесь означает разрушение России, «преломление нашего духа». Судьба России XX в., по мнению Сол­женицына, будет иметь решающие последствия для всего мира.В1969 г. Солженицына исключают из Рязанского отделения Союза писателей, в ответ на это он посылает открытое письмо в СП, где резко нападает на членов секретариата.В 1970 г., по инициативе французского писателя Франсуа Мориака, Солженицыну присуждают Нобелевскую премию. От поездки для ее получения писатель отказывается.Последующие годы идет травля Солженицына как писателя и человека. Он, в свою очередь, поручает ведение своих дел Цюрихскому адвокату Хвебу. В многочисленных интервью западным журналистам Солженицын говорит о том, что ему закрыт доступ в архивы его собственной страны, что он под­вергается преследованиям в личной жизни.В начале сентября 1973 г., узнав, что рукопись «Архипелага ГУЛАГ» попадает в КГБ, Солженицын дает согласие на издание этой книги на Западе.Первый том «Архипелага» выходит на русском языке во Франции.После этого кампания против Солженицына в советской прессе достигает последнего предела. Он заключен в Лефор­товскую тюрьму, лишен советского гражданства и осужден на изгнание. Специальным самолетом его доставляют в Западную Германию, где с помощью немецкого писателя Генриха Бёлля он поселяется в Цюрихе. (С Г. Бёллем автор «Гулага» познакомился в 1970 г., во время приезда его в СССР). Через несколько месяцев к А. Солженицыну присоединяется его семья — жена Наталья Светлова и их сыновья.

В Цюрихе он выпускает сборник «Из-под глыб» — про­должение «Красного колеса», «Ленин в Цюрихе», совершает поездки в США, Францию, Испанию. Все доходы от продажи «Архипелага» поступают в созданный им «Русский общественный фонд помощи заключенным и их семьям».Осенью 1976 г. Солженицын покидает Цюрих и поселяется в США, в плате Вермонт, близ городка Кавендиш. На двадцати гек­тарах, кроме жилого дома, он оборудует библиотеку для хранения рукописей и материалов, посвященных России.За годы жизни в Америке Солженицын посетил различные университеты США, обладающие русскими архивными фондами, выступал в Гарвардском университете, подготовил вместе с женой к изданию собрание своих сочинений на русском языке, выпуски «Библиотеки русской памяти», продолжил работу над «Красным колесом». Жизнь в США у Солженицына была полна впечатлений от поездок, встреч с людьми, дискуссий о своих взглядах и творчестве. В изгнании Солженицын никогда не терял надежды вернуться на родину.С эпохой перестройки многое изменилось в политике и идео­логии США и СССР. Имена многих людей, в том числе и писателей, были реабилитированы, многое стало проясняться в истории советского многонационального государства.Больше всего в Солженицыне-эмигранте поражала его уве­ренность в том, что его возвращение на родину состоится.«Я не теряю надежды при жизни вернуться. Но это будет никак не возможно до напечатания в СССР моих главных книг: я не могу вернуться как бы немым, еще ничего не сказавшим — и тогда начать восполнять сокрытие 50 лет моей работы — как же? Газетными статьями?»В 1990 г. в СССР выходит в свет полный текст «Архипелага ГУЛАГ» в 3-х томах. Журналы публикуют романы «В круге пер­вом», «Узлы» «Красного колеса». За «Архипелаг» Солженицыну присуждается Государственная премия РСФСР, от которой он отказывается. «Эта книга — о страданиях миллионов, и я не могу собирать на ней почет» («Известия», 12. 12. 1990).

16 августа 1990 г, А. Солженицын восстановлен в советском гражданстве.В сентябре того же года выходит в свет (в «Литературной га­зете», «Комсомольской правде» и в Париже) его брошюра «Как нам обустроить Россию?» Текст этого произведения вызывает противоречивые отклики.Так, А. Солженицын предлагал почти без всяких оговорок отпустить из состава СССР одиннадцать республик. А северные (да и центральные) области Казахстана, где проживали в основном русские поселенцы, включить в состав России. Взять и одним махом решить территориальные проблемы, без учета мнения и специфики Казахстана, его экономики, политики, куль­туры. Конечно, не по своей воле оказался писатель в Экибастузе,и не в комфортных условиях он жил. И можно понять, что в душе у него осталась горечь и боль от той несправедливости, которая преподнесла ему судьба. Но таких, как он, были десятки, сотни тысяч, миллионы советских людей, оказавшихся в годы репрессий в лагерях, разбросанных по всему Советскому Союзу. Тем более что материал для нескольких своих произведений автор «Архи­пелага ГУЛАГ» собрал, будучи в Средней Азии и Казахстане. Своими мыслями о дальнейшей судьбе России, изложенными в «Как нам обустроить Россию?», Солженицын подрывал тот авторитет, которым обладал в СССР и на Западе.

А. Солженицын вернулся на родину в 1994 г. В 90 годы им были написаны и изданы выдержки из опубликованных интервью и статей. «По минуте в день», «Угодило зернышко промеж двух жерновов», «Очерки изгнания» (продолжение «Бодался теленок с дубом»), рассказы «Петушье пение», «В сумерках», «Помино­вение усопших», «Желябугские выселки», повесть «Адлиг Швен- киттен», литературно-критические статьи о творчестве Пильня­ка, Тынянова, Белого, Замятина, Алданова, Гроссмана и других.В1997 г. А. Солженицын был избран действительным членом Российской академии наук.По возвращении на родину писатель поселился на даче в Троице-Лыкове, что под Москвой. По какой-то иронии судьбы, живя на чужбине, он слыл пророком, а по возвращении в Россию этого статуса лишился.Это человек, крепкий духом веры в себя и в Россию, человек, которому удалось многое — выжить в лагере, победить рак, напе­чататься в «Новом мире», вырваться из ссылки, нарожать сыно­вей, стать лауреатом Нобелевской премии и по сей день писать, и сейчас является символом гражданской и творческой стойкости.Мытарства Ивана Денисовича. Повесть была задумана в 1950— 1951 годах в Экибастузе, Особом лагере, а написана в 1959 г. всего за один с небольшим месяц. Писатель прервал работу над рома­ном «Раковый корпус», чтобы создать «Ивана Денисовича». Друг по Марфинской «шарашке» Лев Копелев приносит рукопись в редакцию журнала «Новый мир» в 1961 г. В конце этого же года по приглашению А. Т. Твардовского А. Солженицын приезжает в Москву. Повесть была опубликована в «Новом мире» в 1962 г. (№ 11).

Первоначально повесть называлась «Щ-854»—такой номер был в лагере у героя произведения, затем в редакции журнала родилось ее окончательное название.

Об Иване Шухове писали, что он «нетипичный», «ущербный» герой, что жизнь лагеря изображена в повести однобоко, а само произведение не соответствует советской жизни и методу социалистического реализма.«Мне кажется, что только человек, у которого совесть за­росла диким мясом, может пройти равнодушно мимо этого произ­ведения. В нем есть нечто большее, чем литература. Но это не жалость, а спокойное и глубоко взвешенное изображение трагедии народа»,— писал Михаил Лифшиц, давший в 1961 г. по просьбе А. Твардовского отзыв на «Один день Ивана Денисо­вича». («Вопросы литературы», 1990, № 7, с. 74).

Н. Хрущев высоко оценил повесть, назвав ее «жизнеут­верждающим произведением», тепло отозвался о ее герое, сохра­нившем достоинство в нечеловеческих условиях, отметил правдивость и партийный подход автора к предмету изображения.В1964 г. журнал «Новый мир» выдвигает А. Солженицына на Ленинскую премию. Несмотря на поддержку общественности и самого Твардовского, кандидатура автора повести вызвала споры и разногласия и на премию не прошла.Повесть начинается утром, кончается вечером, в ней описыва­ются восход солнца и вечерняя заря. День течет строго по вре­мени, действие нарочито замедленное, с описанием деталей, со­бытий лагерной жизни. Для читателей повести события «уме­щаются на ста с небольшим страницах, а для героя прожитый день приближает его к концу срока».«Сколь раз Шухов замечал: дни в лагере катятся — не огля­нешься. А срок сам — ничуть не идет, не убавляется его вовсе».

Повествование как бы распадается на две части, обозначенных аналогичными пословицами: «Теплый зяблого разве когда поймет?» (когда Шухов выходит из санчасти) и через 50—60 стра­ниц: «Гретому мерзлого не понять». (В диалоге Цезаря с Буй- новским после работы в зоне, перед отправкой колонны зэков в лагерь). Между двумя этими фразами разворачивается основное действие «Одного дня...». Центральная часть произведения — это работа на объекте, в машзале и возведение стены 104-й бригадой. Именно на стройке повествование ускоряется: кипит работа, и незаметно проходит зимний день.Лагерная система, через которую прошел Иван Шухов, рас­считана на то, чтобы безжалостно убить в людях человеческое, подавить в человеке личность, унизить, убить, стереть его с лица земли. Здесь совсем другие законы, вернее, беззаконие и безна­казанность со стороны администрации лагеря.«Здесь, ребята, закон — тайга. Но люди и здесь живут. В лаге­ре вот кто подыхает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется да кто к куму ходит стучать»,— помнил Иван Денисович слова своего первого бригадира Куземина.Зэк в лагере ни на минуту не должен забывать, что он беспра­вен, а единственный судья над ним — это произвол. Лучше сми­риться, чем лишний раз попасть в БУР — Барак усиленного режи­ма, внутрилагерную тюрьму, откуда не всегда можно выйти живым.Режим сталинских лагерей рассчитан был на полное обезли­чивание заключенного (зэка), превращаемого в тупое покорное животное, судьба которого целиком в руках лагерного на­чальства.В «Одном дне» показано будничное мужество простого совет­ского человека, который хотел жить, вопреки бесправию и смерти.

За восемь лет лагерей Иван Денисович убедился, что его судь­ба — не исключение: рядом с ним сидело множество безвинных советских людей, преданных Советской властью. Совершенно безвинно их судьбы были перемолоты колесами репрессивной машины.

Шухов — герой из XX века, прошедший все идеологические накачки, душа и мозг которого остались не сломленными и не тронутыми ложью, обманом, рабством. Простой человек на голой земле с бережно припрятанной за щекой коркой хлеба — он все- таки прежде всего человек, а потом уже зэк, бывший когда-то крестьянином, кормильцем семьи. Шухов наделен честью, чувст­вом личного достоинства, справедливостью. Он прекрасно раз­бирается в людях, наблюдательный, сообразительный, трудолю­бивый. Это человек со своим тяжелым жизненным опытом. За годы, проведенные в неволе, Иван Шухов не озлобился и не ожесточился и также, как и на воле, благожелательно относится к людям. И другие заключенные в бригаде платят ему тем же.Писатель воспроизводит в мельчайших подробностях не только быт, но и психологию лагерной жизни. Он исследует внутренний мир простых зэков и конвоиров, толпы и личности. Худо­жественное отображение этого мира по ту сторону колючей про­волоки позволяет соотнести небольшую по объему повесть с поэ­мой о жизни русского человека в условиях тоталитарного режима.

«Архипелаг ГУЛАГ» — книга о советской инквизиции. Это сочинение называют по-разному — «сага о темницах», летопись

советской каторги, Одиссея ссыльных, энциклопедия лагерного мира, мемориал, книга-декрет, книга-колокол.

В «Архипелаге» нет ни вымышленных событий, ни вымыш­ленных лиц,— все повествование основано на исторических фак­тах, документах, свидетельствах бывших заключенных и собст­венных впечатлениях от увиденного и пережитого автором в тюрьмах и в лагере.

Материалы для книги собирались от всех бывших заключен­ных страны. В предисловии Солженицын выразит признатель­ность 227 из них: «Эту книгу непосильно было бы создать одному человеку. Кроме всего, что я вынес из Архипелага шкурой своей, памятью, ухом и глазом, материал для этой книги — дали мне в рассказах, воспоминаниях и письмах».«Архипелаг ГУЛАГ» состоит из 3-х томов, поделенных на семь частей. Предпоследняя глава шестой части повествует об осво­бождении и реабилитации автора, последняя (7-я) — о судьбах бывших лагерников на «воле». Казалось бы, последняя часть («Сталина нет») должна рассказать о крушении ГУЛАГа. Но «Правители меняются, Архипелаг остается» (название одной из глав 7 части). Такая композиция напоминает библейское сказание о сотворении мира. Бог создал мир за шесть дней, а в седьмой день опочил от своих трудов.

Первая часть «Архипелага» называется «Тюремная про­мышленность» и начинается с главы, в которой описывается процедура арестов вообще и ареста автора в частности. Так, в обобщающе-историческую линию входит автобиографическая. Следующая глава повествует об арестах и приговорах в общем, о потоках «врагов народа», начиная от первых послереволю­ционных лет и до начала 1950 годов. В 3-4 главах раскрывается процедура следствия и дается рассказ о следствий над самим

А.           Солженицыным. Очерк быта тюремной камеры—тема 5 главы. Последующие главы первой части рассказывают о заключенных военных и послевоенных времен, о военнопленных и о власовцах, о механизме объявления приговоров, о политических процессах 1920-1930 гг.Лагерным этапом и пересылкам посвящена вторая часть. Она называется «Вечное движение». И здесь общее чередуется с частным, с воспоминаниями автора о «своих» этапах и тюрьмах.Третья часть «Истребительно-трудовые» (22 глава) — это очерк истории ГУЛАГа, анализ-исследование разных сторон лагерного быта, положения зэков и их охранников (1-4 гл.). Воспоминаний автора здесь немного, они встречаются в основном в 6,7,18 главах.

В следующей, четвертой части («Душа и колючая проволока») Солженицын занимается поисками ответа на вопрос: уродуют или возвышают человека страдания, испытанные в ГУЛАГе. Сюда вошли также рассказы о судьбах нескольких лагерников.Пятая часть «Архипелага» заново рассказывает о лагерях и лагерном быте, но уже речь в ней идет об Особлагах, предназна­ченных для «врагов народа». И здесь уже впечатления рассказчика занимают главенствующее место среди историй других зэков.Повествование идет от самого рассказчика (от первого лица), и от «персонажей» — узников, сообщивших о своих судьбах Солженицыну. «Архипелаг...» изобилует живыми, подлинными портретами каторжников XX в.Сам автор присутствует в книге постоянно.По отдельным страницам можно восстановить биографию заключенного А. Солженицына в ГУЛАГе (солдатская жизнь, жизнь офицера, арест, Лубянка, тюрьма, физическое истощение, опыт бригадира и т.д).Действие «Архипелага» происходит в двух измерениях—инди­видуальном (от ареста до освобождения и даже чуть далее), и в историческом времени (от основания ГУЛАГа до времени завершения книги).Текст произведения крепко держит читателя, заставляя его вслед за автором следовать в бездны ГУЛАГа. Читатель почти физически и морально испытывает на себе процедуру ареста и допроса, пытки, лагерный уклад, чем безмерно наполнена книга.

В «Архипелаге ГУЛАГ» множество голосов; голос рассказ­чика, голоса многих людей, их судьбы, взгляды, голос истории. Все придает произведению полифонический характер. С одной стороны, авторский голос является путеводной нитью, провод­ником в адовы круги ГУЛАГа, с другой—он один из многих, в этом громадном хоре. «Я» автора—лишь одно из многих, рассказчиками у Солженицына являются и другие зэки. Порой личное «я» заменено неопределенным «мы», что объединяет рассказчика с читателями. Авторское «я» в «Архипелаге...» — это не столько голос самого Солженицына, сколько нарицательное воплощение совести, истины.Книга насыщена образами, символами, мотивами.

История ГУЛАГа начинается с описания создания Соло­вецкого лагеря (ч. 3,— гл. 2 — «Архипелаг возникает из моря»). Автор как бы напоминает, что создание на месте бывшего прославленного монастыря, на святом месте, лагеря есть попрание, поругание святынь, есть создание хаоса, беспорядка, некоего антимира. Соловецкий лагерь — символ грядущих бедствий, которые обрушатся на 1/6 части земной суши — СССР.«Корабли Архипелага» (название первой главы второй части) всецело символичны. Кораблями автор называет и вагон-заки, и теплоходы, и эшелоны красных телячьих теплушек—тюрьмы на колесах. Это — корабли смерти.Символичен и сквозной образ Архипелага, проходящий через всю книгу, он обогащается в каждой главе за счет нового доку­ментального материала.Архипелаг, как известно, это группа островов, расположен­ных близко друг от друга.И «Архипелаг» — это лагеря, разбросанные, словно острова, по всему Советскому Союзу — Соловки, Колыма, Сахалин, Кар- ЛАГ, АЛЖИР и т. д. Это метафорическое название той страны, которая существует наравне с реальной страной, внутри ее. Сам образ Архипелага становится символом сталинской эпохи, по мере развития повествования он «оживает», а к концу первой части «ненасытный Архипелаг» уже разбросался до огромных размеров. Это символ беззакония, антигуманности, несправед­ливости, того зла, очевидцами которого были автор книги и миллионы советских людей.

Мотивы свободы-несвободы, жизни-смерти звучат в «Архи­пелаге» почти на каждой странице. Мотив путешествия, стран­ствия (вспомните «Божественную комедию» Данте, «Одиссею» Гомера, «Путешествие из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева, «Остров Сахалин» А. П. Чехова и др.) — это хождение по кругам ада, где нет ни чистилища, ни рая («райские» острова f- это «шарашки», но они тоже принадлежат Аду).

«Архипелаг» — сочинение многожанровое, в котором есть и ис­торический очерк, и рассказ о судьбе отдельного каторжника, и хроника, и элементы автобиографии, и легенда, и очерк и т.д. Био­графический план чередуется здесь с хроникальным, документаль­ным, историческим. Это художественно-публицистический тип произведения на документальной основе. Жанр этой книги сам А. Солженицын определил как «опыт художественного исследо­вания», имея в виду то, что из отдельных моментов, фактов, фраг­ментов, опираясь на творческую интуицию, можно создать произ­ведение, не уступающее по глубине исследования научному.

А. Солженицын — не единственный, кто обратился к теме ГУЛага, но его «Архипелаг ГУЛАГ» стал открытием для всего мира.

Вопросы и задания

1.                       Расскажите об основных вехах биографии А. Солженицына.

2.                       Как вы понимаете фразы писателя: «Жить не по лжи» и «Одно слово правды весь мир перетянет»?

3.                       Расскажите творческую историю написания и публикации «Одного дня Ивана Денисовича» и «Архипелага ГУЛАГ».

4.                       При помощи текста и материала учебника дайте анализ образа Ивана Денисовича.

5.                       Что означает для Ивана Денисовича «свобода»? Что значит для него «труд», «работа» на «объекте»?

6.                       Подготовьте сообщения на темы: «Обычный день из жизни зак­люченного», «Иван Денисович и другие члены 104-й бригады», «Советская власть и сталинские лагеря», «Один день как символ целой эпохи», «Автор и герой в повести «Один день Ивана Денисовича».

7.                       В чем трагедия Ивана Денисовича и других миллионов людей в эпоху культа личности?

8.                       В чем заключается смысл названия книги «Архипелаг ГУЛАГ»?

9.                       Особенности сюжета и композиции «Архипелага ГУЛАГа».

10.                    Как в «Архипелаге» сочетаются голос автора и голоса рас­сказчиков?

11.                    Подготовьте реферат (или сочинение) на темы: «А. Солжени­цын и власть: борьба или примирение», «Лагерная» тема в творчестве А. Солженицына».