Главное меню

  • К списку параграфов
АННА АНДРЕЕВНА АХМАТОВА (1889-1966)


Русский философ Н. Бердяев духовные достижения начала XX века назвал русским художественным ренессансом. Одно из ярких и самобытных имён этого периода — Серебряного века — Анна Ахматова.

«Я родилась 11(23) июня 1889 года под Одессой (Большой Фонтан). Мой отец был в то время отставной инженер-механик флота. Годовалым ребенком я была перевезена на север — в Царское Село. Там я прожила до шестнадцати лет»,— так пишет Ахматова в своей биографии «Коротко о себе».

Детство и юность ее прошли в Царском Селе, а позже в Киеве, где она окончила гимназию и училась на Высших женских курсах.

Первые стихи появились в одиннадцать лет. С поэзией детей знакомили по произведениям Г.Р. Державина и Н.А. Некрасова, а позже и А.С. Пушкина.

 В поэме «У самого моря» А.А. Ахматова пишет о своих впе­чатлениях этого периода жизни, когда семья отдыхала на Черном море.

Бухты изрезали низкий берег,

Все паруса убежали в море,

А я сушила соленую косу

За версту от земли на плоском камне.

Ко мне приплывала зелёная рыба, 1 Ко мне прилетала белая чайка - А я была дерзкой, злой и веселой И вовсе не знала, что это - счастье.

В ранней юности Ахматова встретилась с Н. Гумилевым, за которого в 1910 году вышла замуж. Гумилев к этому времени уже издал сборник стихотворений «Путь конкистадора» и «Ро­мантические цветы», учителем своим она считала Иннокентия Анненского.

Возникший под руководством Гумилева «Цех поэтов» стал оплотом акмеистов, среди которых были С. Городецкий, О. Ман­дельштам, М. Зенкевич и В. Нарбут. К этому объединению поэтов примкнула и Анна Горенко. Поездки в Париж (1910-1911), в Италию (1912) дали много впечатлений для творческого роста, который вылился в первый сборник стихов «Вечер», вышедший под псевдонимом Ахматова. Это была фамилия прабабушки, которая восходила к хану Ахмату, чингизиду. Предисловие к «Вечеру» написал М. Кузмин.

1912 год был знаменателен еще и тем, что у нее родился сын Лев Николаевич Гумилев, в будущем историк-востоковед и этнограф.

Вторая книга стихов «Четки» вышла через два года. Обе книги были отмечены литературной критикой, которая увидела появ­ление нового поэтического имени.

В насыщенном событиями 1917 году, в сентябре, вышла третья книга стихотворений «Белая стая». «Этот сборник появился при еще более грозных обстоятельствах. Транспорт замирал — книгу нельзя было послать даже в Москву, она вся разошлась в Пет­рограде. Журналы закрывались, газеты тоже. Поэтому в отличие от «Четок» у «Белой стаи» не было шумной прессы. Голод и разруха росли с каждым днем...»— писала об этих событиях Ахматова.

Уже после Октябрьской революции были изданы два сбор­ника лирических стихов: в 1921 г. — «Подорожник», в 1922 г. - книга «Anno Domini» («В лето Господне»).

«Вскоре после Октябрьской революции,— писала Ахматова,— очень многие мои современники, как известно, покинули родину. Для меня этот вопрос никогда не вставал. Некоторое время я работала в библиотеке агрономического института..., ведя тот суровый образ жизни, который пал на долю тогдашних петер­буржцев».

Конечно, как и многие соотечественники, она могла выехать из страны.

Мне голос был. Он звал утешно,

Он говорил: «Иди сюда,

Оставь свой край глухой и грешный,

Оставь Россию навсегда».

Но равнодушно и спокойно Руками я замкнула слух,

Чтоб этой речью недостойной Не осквернился б скорбный дух.

Эти стихи о верности родине знал наизусть А. Блок, который сказал о позиции поэтессы: «Ахматова права, убежать от рево­люции — позор». В стихах 1920 г. она говорит жестокую правду о тягостных переживаниях, бедах и утратах, но в то же время — и о новых ощущениях, о будущем и его ожидании.

Все расхищено, предано, продано,

Черной смерти мелькало крыло,

Все голодной тоскою изглодано,

Отчего же нам стало светло?

Днем дыханьями веет вишневыми Небывалый под городом лес,

Ночью блещет созвездьями новыми Глубь прозрачных июльских небес,—

И так близко подходит чудесное К развалившимся старым домам...

Никому, никому не известное,

Но от века желанное нам.

Последний сборник стихов в 20 годы вышел в 1922 году, пере­изданная «Белая стая». С этого времени до 1939 года Ахматову не печатали, а творчество ее подвергалось грубой и несправедливой критике. Только в 1940 году вышел сборник «Из шеста книг» при содействии М. Шолохова, ставшего уже известным. Он выдвинул книгу на соискание Сталинской премии, не рассчитывая на положительный исход.

Трагедии и драмы в судьбе Ахматовой были связаны не только с творчеством. В1921 году был расстрелян поэт Николай Гумилев, с которым она рассталась еще в 1918 году. В 1935 году был арес­тован в первый раз сын Лев Гумилев, а следом, в 1938 году — один из самых любимых друзей по «Цеху поэтов» О. Мандельштам. В трагическое и беспощадное время сталинских репрессий, когда были арестованы или расстреляны сотни тысяч людей по сфаб­рикованным обвинениям, Ахматова не могла хранить записи своих стихов. Самые близкие люди (Лидия Корнеевна Чуковская, жена О. Мандельштама Надежда Яковлевна, Н. А. Олышевская) выучи­вали их наизусть, и таким образом сохранились стихи, из которых составлена была уже после смерти Сталина и XX съезда КПСС поэма «Реквием».

Перед Великой Отечественной войной состоялась знамена­тельная встреча с Мариной Цветаевой.

Войну Ахматова застала в Ленинграде. Сын ее Лев, вторично арестованный, находился в заключении, освободить его, несмотря на усилия Анны Андреевны и ее друзей, не представ­лялось возможным. Эвакуированная из блокадного Ленинграда в Ташкент осенью 1941 года, Ахматова там пробудет до 1944 года, узнает, «что такое в палящий жар — древесная тень и звук воды», что такое настоящая человеческая доброта, дружба. Окружение поэта в это время — актриса Ф.Г.Раневская, Елена Сергеевна Булгакова, Гафур Гулям, Владимир Луговской, Н.Я.Манделып- там, Абдулла Каххар, Хамид Алимджан. Она читала стихи ране­ным в госпиталях, активно участвовала в культурной жизни республики.

В 1944 году Ахматова возвратилась в Ленинград, разрушен­ный, «страшный город-призрак». В конце 1945 года возвратился уже с войны сын Лев, которому из заключения разрешено было отбыть на фронт.

Весной 1946 года она приняла участие в поэтическом вечере в Колонном зале Дома Союзов в Москве. Делегацию поэтов-ле- нинградцев, вошедшую в зал, публика встретила аплодисментами, стоя. Ахматова читала свои стихи, которые зрители радостно приветствовали. Это был триумф, обернувшийся в дальнейшем трагическими событиями, продолжением новых испытаний.

В августе 1946 года в докладе идеолога сталинской эпохи А. Жданова и в последующем постановлении ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград» об А. Ахматовой и М. Зощенко  было сказано много несправедливого, грубого, неверного. Ахма­това была исключена из Союза писателей СССР. Вслед за этим во многих газетах и журналах появились публикации о творчестве Ахматовой, в которых ее поэзию называли «чуждой», «вредной народу», «антинародной».

Предвиденьем за несколько месяцев до этих событий были строчки:

Теперь меня позабудут,

И книги сгниют в шкафу.

Ахматовской звать не будут Ни улицу, ни строфу.

На долгие годы имя Ахматовой, ее стихи были вычеркнуты из советской литературы.

В1949 году вновь арестован ее сын Лев.

Ты спроси у моих современниц,

Каторжанок, стопятниц, пленниц,

И Тебе порасскажем мы,

Как в беспамятном жили страхе,

Как растили детей для плахи,

Для застенка и для тюрьмы.

Хлопоты за сына через влиятельных литературных чиновников не принесли удачу. Беспомощность положения усугублялась и тем, что волна ждановского погрома не ослабевала. Как величайший подвиг матери можно представить вымученные, вы­нужденные стихи в журнале «Огонек» в 1950 году: она написала слова, прославляющие Сталина, больная, покинутая почти всеми.

Отношение к Сталину, палачу своего народа, уже давно было лишено иллюзий. В целях конспирации стихи, свидетельст­вующие об истинном отношении к «вождю», она назвала «Подра­жание армянскому».

Я приснюсь тебе черной овцою На нетвердых, сухих ногах,

Подойду, заблею, завою:

«Сладко ль ужинал, падишах?

Ты вселенную держишь, как бусу,

Светлой волей Аллаха храним...

И пришелся ль сынок мой по вкусу И тебе, и деткам твоим?»

Уже в 1950 году Лев был переведен в Лефортовскую тюрьму в Москве, и ей разрешили передать ему деньги. Семь лет ждала мать сына, мужественная, не сломленная режимом женщина. Сре­ди близких людей, помогающих ей, архитектор Руднев, историки А. Окладников и Н. Конрад, писатели И. Оренбург, М.Шолохов, А. Фадеев.

Радостная весть пришла 15 мая 1956 года, в этот день воз­вратился ее сын.

Памятником всем страдалицам и жертвам сталинского режи­ма станет поэма «Реквием».

Официальное признание великого русского поэта Анны Ахматовой, ее возвращение в литературную жизнь относится к последнему десятилетию. Она была выбрана делегатом писа­тельских съездов в середине 50 и 60 годов.

В1964 году Ахматовой вручена Международная премия «Этна Таормина» в Италии.

В1965 году Ахматова была удостоена почетного звания док­тора литературы с вручением пурпурно-серой мантии Оксфорд­ского университета, в торжественной речи на латыни ее стихи ставились вровень со стихами древнегреческой поэтессы Сафо.

Последние годы жизни Ахматова занималась художествен­ным переводом, была закончена «Поэма без героя», публикова­лись стихи в газетах и журналах. Выступала она и на радио. Однако поэма «Реквием» была опубликована только в конце 80 годов.

Ахматова своим творчеством старалась облагородить, гума­низировать свое сложное время.

« Я не переставала писать стихи. Для меня в них — связь моя с моим временем, с новой жизнью моего народа...Я счастлива, что жила в эти годы и видела события, которым не было равных».

Молодые поэты Иосиф Бродский, Виталий Бобышев, Анато­лий Найман и Евгений Рейн в 60 годы входили в круг общения Анны Ахматовой. По выражению А. Наймана, она являла собой живой символ связи времен.

Умерла А. Ахматова 5 марта 1966 года.

Истоки творчества. Приобщение к поэтическому слову нача­лось с того, что детям в семье Горенко читали Державина, Некра­сова, а позже Пушкина и Лермонтова. «...Пушкин, Библия, Дан­те, Шекспир, Достоевский были настоящими ее собесед­никами»,— свидетельствует о ее читательских интересах К.И. Чу­ковский. Начитанность и эрудированность — значительные черты ее личности. Образец высокой культуры, личность — так оцени­вает ее Чуковский. «Примеры этой редкостной породы людей: повышенная восприимчивость к музыке, поэзии и живописи, тонкий вкус, безупречная правильность тщательно отшли­фованной речи...»

«В 1910 году явно обнаружился кризис символизма, и начи­нающие поэты уже не примыкали к этому течению. Одни шли в футуризм, другие в акмеизм. Вместе с моими товарищами по Пер­вому цеху поэтов - Мандельштамом, Зенкевичем и Нарбутом — я сделалась акмеисткой»,— писала о начале творческого пути Ахматова. В петербургских литературных кругах ее восприни­мали на первых порах как «ученицу Гумилева». Однако сборник «Вечер» (1912) принес ей известность, она заявила о себе как самостоятельная творческая личность. Вторая книга «Чётки» (1914) выдержала десять изданий. Стихи ее прозрачны и искренни, они несли настоящее чувство, были наполнены глубоким проникновением во внутренний мир лирической героини, отличались высокой отточенностью.

Поэт, входящий в литературный мир, безусловно, испыты­вает влияние «старших». Таким учителем для Ахматовой был Иннокентий Анненский.

В стихах 1910—1917 гг. присутствует связь с традициями рус­ской поэзии XIX века, содержащей стремление к глубокому постижению состояния души лирического героя и нравственные поиски через философско-религиозное осмысление мира.

Опираясь на достижения своих предшественников, поэтов XIX века Баратынского, Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Некрасова, Ахматова выразила новое мировоззрение — ценность человеческой жизни, многообразный и яркий земной мир.

В рамках нового течения, акмеизма, поэт исповедует новые ценности: стилистическое равновесие, живописную четкость образов, композиции, отточенность деталей.

Принципы акмеизма вели к поиску духовных ценностей, выс­шее место в этом поиске занимала культура. О. Мандельштам назвал акмеизм «тоской по мировой культуре». Опора на разные культурные традиции, использование мифов, образов живописи, архитектуры, увлечение деталью, психологическим жестом, тонкие способы передачи внутреннего мира лирической ге­роини — таковы особенности ранней лирики Ахматовой.

Вечная тема любви. Первые две книги стихов «Вечер» и «Чет­ки» — это стихи о любви. Нельзя говорить о том, что до Ахматовой поэтессы не были известны читателям. Однако с приходом на литературное пространство в начале XX века Ахматовой обна­ружился небывалый интерес публики к ее стихам. По мысли Гумилева, «Ахматова захватила чуть ли не всю сферу женских переживаний». Она не просто говорит о своих любовных пере­живаниях, а показывает интимный мир чувств женщины своего времени. Ее лирическая героиня выступает в различных ипоста­сях: девушка в ожидании любви, женщина, переживающая любовь- муку, неверная жена, отстаивающая право на запретную любовь.

Синий вечер. Ветры кротко стихли,

Яркий свет зовет меня домой,

Я гадаю: кто там? — не жених ли,

Не жених ли это мой?

На террасе силуэт знакомый,

Еле слышен тихий разговор.

О, такой пленительной истомы Я не знала до сих пор.

«Обмана

Для тебя я долю хмурую,

Долю-муку приняла.

Или любишь белокурую,

Или рыжая мила?

«Муж хлестал меня узор чатым...»

Меня покинул в новолунье Мой друг любимый. Ну так что ж!

Шутил: «Канатная плясунья!

Как ты до мая доживешь?»

Ему ответила, как брату,

Я, не ревнуя, не ропща,

Но не заменят мне утрату Четыре новые плаща.

«Меня покинул в новолунье...»

Михаил Кузмин написал в предисловии к «Вечеру»:« Итак, сударыни и судари, к нам идет новый, молодой, но имеющий все данные стать настоящим поэтом. А зовут его — Анна Ахматова». Это было признание. Одобрение, принятие всерьез, высказал Н. Гумилев. После выхода сборника «Четки» Н. Недоброво в журнале «Русская мысль»(1915) дал основательный анализ творчества начинающего поэта: «К Ахматовой надо отнестись с тем большим вниманием, что она во многом выражает дух этого поколения, и ее творчество любимо им».

Лирическая героиня Ахматовой т это всегда лицо траги­ческое, предчувствующее разрыв, неизбежную муку, разоча­рование.

Не будем пить из одного стакана Ни воду мы, ни сладкое вино,

Не поцелуемся мы утром рано,

А ввечеру не поглядим в окно.

Ты дышишь солнцем, я дышу луною,

Но живы мы любовию одною.

(1913)

Психологйческое состояние (глубокие интимные пережива­ния, страдания, душевные муки) — следствие не только утраты чувства, это противостояние двух непримиримых личностей, объятых «огненным недугом».

И когда друг друга проклинали В страсти, раскаленной добела,

Оба мы еще не понимали,

Как земля для двух людей мала...

« И когда друг друга проклинали...» (1909)

Прозорливый читатель и знаток ахматовской лирики, близ­кий друг поэта О. Мандельштам увидел в лирических миниатюрах влияние русского психологического романа Толстого, Дос­тоевского, Тургенева.

Почти каждое стихотворение, будь то «Сероглазый король», «Сжала руки под темной вуалью...» или «Проводила друга до пе­редней», - незавершенный роман. Об этой особенности лири­ческих стихотворений Ахматовой говорили также В. Гиппиус (1915), Б. Эйхенбаум (1923), К. Чуковский.

Стихи Ахматовой лаконичны и эмоционально сдержанны. Часто колебания чувств передаются через перемены во внешнем мире. Автор выбирает из него предметы, казалось бы, случайные, существующие параллельно. Это фон, на котором развора­чивается любовная драма.

Он говорил о лете и о том,

Что быть поэтом женщине — нелепость.

Как я запомнила высокий царский дом.

И Петропавловскую крепость.

«В последний раз мы встретились тогда. ..>>(1914)

Художественная деталь — один из излюбленных приемов в лирике Ахматовой: подробность интерьера, пейзаж, деталь одежды, отдельный предмет, с которыми связаны переживаемые минуты, необходимы и органичны.

Дверь полуоткрыта,

Веют липы сладко...

На столе забыты Хлыстик и перчатка.

(1914)

В поздней лирике детали воссоздают не только ситуацию, но и время, эпоху.

И в памяти черной пошарив, найдешь До самого локтя перчатки,

И ночь Петербурга. И в сумраке лож Тот запах и душный и сладкий.

И ветер с залива. А там, между строк,

Минуя и ахи и охи,

Тебе улыбнется презрительно Блок —

Трагический тенор эпохи.

«Три стихотворения» (1944—1960)

И все-таки любовь, по утверждению Ахматовой, несет не толь­ко печаль и расставание, это высокое чувство, окрыляющее лич­ность, облагораживающее и поднимающее ее на новую духовную высоту.

По твердому гребню сугроба В твой белый таинственный дом,

Такие притихшие оба,

В молчании нежном идем.

И слаще всех песен пропетых Мне этот исполненный сон,

Качание веток задетых И шпор твоих легонький звон.

(1917)

Окружающий мир, воспетый Ахматовой, полон тревожных ощущений. Так в пространство любовного романа вторгалось время, вторгалась эпоха. Эта связанность со временем присутст­вует в стихах 1914—1916 годов — времени Первой мировой войны, в них начинают звучать эпические ноты.

Можжевельника запах сладкий От горящих лесов летит.

Над ребятами плачут солдатки,

Вдовий плач по деревне звенит.

«Июль 1914 г.»

 

В «Молитве» (1915) — эпическая и гражданская темы соеди­няются, обретают христианское, национальное звучание.

Дай мне горькие годы недуга, Задыханья, бессонницу, жар, Отыми и ребенка, и друга,

И таинственный песенный дар - Так молюсь за твоей литургией. После стольких томительных дней, Чтобы туча над темной Россией Стала облаком в славе лучей.

Тема Родины, тема России присутствует в циклах «Подорож­ник», «Белая стая». Одно из самых известных стихотворений «Мне голос был...» (1917), в котором Ахматова выступает как поэт гражданско-патриотической темы. Приподнятость стиля, биб­лейская форма стихотворения говорит о высоком духовном восприятии исторического процесса лирической героиней (образ лирической героини сливается с образом автора), выражающей позицию российской интеллигенции.

Духовная стойкость лирической героини, женщины траги­ческой эпохи. Публицистическая лирика 20 годов, переводческая /деятельность, литературоведческие статьи, исследования 20-30. годов, любовная лирика, обращенная к потаенно-духовной жизни, мудрая и высокая,— составляющие творчества Ахматовой этого периода.

30 годы — пора тяжелых личных испытаний, связанных с арестом сына, мужа, друзей-единомышленников. Но именно в эти годы в творчестве Ахматовой наблюдается творческий взлет.

. Короткие стихотворения, написанные на клочках бумаги, образовали символический цикл «Черепки», в котором запе­чатлены изломанная судьба, разоренный дом, разбитая жизнь.

Мне, лишенной огня и воды, Разлученной с единственным сыном... На позорном помостье беды Как под тронным стою балдахином... Вы меня, как убитого зверя,

На кровавый поднимете крюк,

Чтоб, хихикая и глазея,

Иноземцы бродили вокруг... 

В стихах 30 годов — ощущение великого зла, которое свер­шилось в мире и погнало людей в лагеря, тюрьмы, невозможность противостоять злу и отсюда безмерное чувство вины и покаяния. В это страшное десятилетие Ахматова была верна своей миссии поэта, в этом — пафос гражданственности и трагического величия. Внутренняя сила поэта, сопротивление тоталитарной системе, выход к горизонтам народной жизни — результат духовных иска­ний исключительно цельной личности, продолжающей тради­ционную тему назначения поэта и поэзии, поднятую в XIX веке Пушкиным и Некрасовым.

Тема малой и большой истории в «Реквиеме». Страдания репрессированного народа — главная тема поэмы «Реквием», составленной из десяти стихотворений. Начинается поэма про­заическим предисловием, посвящением, вступлением, закан­чивается эпилогом, состоящим из двух частей.

В1961 году был написан эпиграф к поэме.

Нет! И не под чуждым небосводом,

И не под защитой чуждых крыл,—

Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был.

В 60 годы, в «хрущевскую оттепель», было принято реше­ние об издании сборника стихов Ахматовой «Бег времени», в нем наконец-то должна была появиться поэма. Единст­венное условие для публикации — снять эпиграф, потому что при советской власти, по мнению партийно-литератур­ных кураторов этой книги, народ не мог жить в несчастье.

Для Ахматовой отказаться от самого главного - мысли о бесчеловечности сталинского режима и снять эпиграф ак было невозможно. Поэтому «Реквием» был опубликован в журналах «Октябрь» и «Нева» в 1988 году, когда уже брезжил рассвет перестройки.

В названии поэмы заложен глубокий смысл. Реквием в «Моцарте и Сальери» А.С.Пушкина был написан «по заказу». Свое многострадальное детище, право на существо­вание которого отстаивалось в течение десятков лет, Ахма­това создала тоже по заказу. Но этот заказ — долг перед страдальцем-народом, попавшем в историческую ловушку, долг перед собственной совестью.

Первая, «стрелецкая», глава поэмы — плач по сыну, свя­зывает трагедию 30 годов с далекой исторической эпохой.

Буду я, как стрелецкие женки,

Под кремлевскими башнями выть.

Вторая глава переносит читателя на «тихий Дон» — горе раз­лилось по вей земле.

Эта женщина больна,

Эта женщина одна.

Муж в могиле, сын в тюрьме.

Помолитесь обо мне.

Лирическая героиня — «насмешница, царскосельская веселая грешница» — ввергнута в пучину всеобщей беды, «трехсотая, с передачею», стоит под Крестами, зловещей ленинградской тюрьмой.

Семнадцать месяцев кричу,

Зову тебя домой,

Кидалась в ноги палачу,

Ты сын и ужас мой.

Все перепуталось навек,

И мне не разобрать Теперь, кто зверь, кто человек И долго ль казни ждать.

Мотив безмерного страдания матери (мать и казнимый сын) в главе пятой соотносится с евангельским сюжетом десятой главы «Распятие» (Иисус и Богоматерь).

Магдалина билась и рыдала,

Ученик любимый каменел,

А туда, где молча Мать стояла,

Так никто взглянуть и не посмел.

Сюжет о библейской трагедии, расширяющий рамки «Рек­виема», придающий общечеловеческое звучание, является цент­ром поэмы.

В эпилоге автор возвращается к образу тюремной очереди, ощущает себя ее частью.

И я молюсь не о себе одной,

А обо всех, кто там стоял со мною

И в лютый холод, и в июльский зной Под красною ослепшею стеною.

И «...если когда-нибудь в этой стране воздвигнуть задумают памятник», Ахматова дает согласье единственно возможное: поставить его у тюремной стены.

Заслуга поэта заключается в том, что задушенный крик сто­миллионного народа был услышан, а сама Ахматова стала голо­сом национальной трагедии.

Ахматова разделила судьбу своей страны. Она ощущала свою принадлежность к двум эпохам: ушедшей, XIX века, и пере­живаемой, XX века.

Я - голос ваш, жар вашего дыханья,

Я - отраженье вашего лица.

Напрасных крыл напрасны трепетанья,—

Ведь все равно я с вами до конца.

Эти строчки («Многим») были обращены к своему читателю в 1922 году. Творчество ее — подтверждение верности прежним идеалам.

Ахматова стала этическим и нравственным знаменем своего века.

Вопросы и задания

1.                        В чем особенность лирической героини ахматовской поэзии?

2.                        Как раскрывается в творчестве Ахматовой тема женщины- поэта? Как она связана с любовной темой?

3.                        В чем видит Ахматова предназначение поэта? Почему ее можно назвать «голосом своего поколения»?

4.                        Что нового привнесла поэтесса в тему любви?

5.                        Как разработан поэтессой «идеал вечномужественного»? Приве­дите примеры разных проявлений лирического адресата ее стихов.

6.                        В чем проявляются христианские основы мировосприятия в творчестве Ахматовой?

7.                        Почему Ахматову можно назвать великим гражданским и национальным поэтом?

8.                        Как проявляется трагическое начало ахматовского творчества?

9.                        Почему М. Цветаева назвала Ахматову «Златоустой Анной всея Руси»?

10.                     В чем общечеловеческое значение ахматовского творчества?