Главное меню

  • К списку параграфов
ПРЕДПОСЫЛКИ И НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ПРИСОЕДИНЕНИЯ КАЗАХСТАНА К РОССИИ

Раздел I. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАЗАХСТАНА В XVIII в.

13 сентября 1716 г.

ЗАЯВЛЕНИЕ ПОСЛОВ ХАНА КАИПА О ЖЕЛАНИИ КАЗАХОВ ЖИТЬ В МИРЕ С РОССИЕЙ

...Казачьей орды посланцы Бекбулат Екешев, Байдаулет Буриев сказали: прислал-де их Каип хан в Тобольск и велел донести губернатору Сибири князю Матвею Петровичу, что он, Каип хан, с Царским Величеством желает быть в вечном миру; а с контайшей-де у него, Каип хана, ссора из (с) давних лет, и ныне-де по отъезде их посланцев хотел идти на него, контайшу, войною в десяти или пятнадцати тысячах (вой­ска. — Ж.К.), ... буде Великий Государь укажет ходить на него войною... двадцати и в тридцати тысячах или с русскими волжскими людьми вместе.

Памятники Сибирской истории XVIII в.

Кн. II. СПб., 1885. Док. № 41. С. 152—153.

О НАМЕРЕНИЯХ ПЕТРА I

Подавив стрельцов, Петр Великий принялся за устроение государства и обратил усиленное внимание на Сибирь, как на край, наименее устроенный. Но все его распоряжения, клонившиеся к водворению порядка в этом отдаленном от него крае, или не понимавшими пользы, рекомендованных им мере, долгое время не приводили к желаемым резуль­татам.

Андриевич В.К История Сибири. Период с 1660 г.

до воцарения императрицы Елизаветы Петровны.

СПб., 1889. Ч. 2. С. 155.

Посол Федор Исаков, сын Байков (в) 1654 г., 10 сентября простоял неподалеку от Ямышевской крепости, ожидая вожжей, лошадей и верблюдов, коих калмыцкий тайша Абылай по учиненному с ним наперед договору прислать туда обещался. По получении 50 лошадей, 40 верблюдов отпра­вился посол 15 октября далее.

2 ноября... Байков переправился на Иртыш, где стояли каменные палаты, которые должно почитать либо за так называемые семь палат, либо за другое место, оттуда подалее, вверх по Иртышу, лежащее, где также видны остатки старинного строения. Может статься, что сверх двух палат после еще в этом месте пять построены.

Ежемесячные сочинения к пользе и увеселению служащие.

СПб., 1755. T.II.

О ЗОЛОТОМ ПЕСКЕ

Посланник хивинского хана, бывший тогда (1714 г.) в Петербурге, удостоверил царя, что в реках Бухарии добы­вается золотой песок. И что тем же славится Аму-Дарья. Петр Великий, не зная, который путь может скорее при­вести к цели, и не имея сведений о положении и течении обеих Дарий (сходные названия которых подавали повод к ошибкам и смешиванию одну с другой), избрал оба пути. Он снарядил в одно и то же время экспедицию князя Бековича к Аму-Дарье, послужившее знакомством с Хивою и Бухарою, и экспедицию к верховьям Иртыша.

Риттер Карл. Землеведение в Азии. СПб. Т. I. С. 281.

ВЫДЕРЖКИ ИЗ УКАЗА ПЕТРА I ОБ ОТПРАВЛЕНИИ БУХГОЛЬЦА

...Для того ехать в Тобольск и взять там у помянутого губернатора 1500 военных людей и с ними идти на Ямыш- озеро, где... делать город, и пришед к тому месту, помянутых людей в той новостроенной крепости и около нее, где возможно, там расставить на зимовье для того, чтобы на будущую весну, собравшись с теми людьми, пойдете от Ямышево к Эркетю.... Также в некоторых местах, а именно при реках... делать редуты и проведать подлинно, каким образом и в некоторых местах по Дарье-реке тамошние жители золото промышляют... сыскать несколько человек из шведов, которые в минералах разумевают.

Госархив Омской области РФ. Ф. 366. Оп. 1. Д. 2. Л. 1.

Таков первоначальный, основной текст приказа, излагавшегося впоследствии в нескольких вариантах.

Этим указом, по сути дела, и было положено начало созданию прииртышских крепостей, "строительство кото­рых продолжалось от 1714 по 1720 годы”.

ОБ ОСНОВАНИИ г. УСТЬ-КАМЕНОГОРСКА

...До какой степени считали тогда это предприятие опасным, по множеству разбойнических партий, высылаемых Калмыцкими и Киргиз-Кайсацкими ордами, показывает уже один опыт поднятия вверх по Иртышу до Зайсана и объявление князя Гагарина в Тобольске, что тем преступ­никам, кои изъявят согласие на участие в экспедиции, дана будет свобода и исходатайствовано совершенное помилование. Казак Иван Калмыков с маленьким отрядом, состоявшим из 100 человек конницы, в 1717 г. благополучно прошел по восточному берегу Иртыша от Ямышевского укрепления до Зайсана (Казыл-ту по туземному названию), построил при истоке реки лодку и в первый раз плавал по озеру. За этим открытием неизвестного до тех пор озера Зайсан в 1719 г. последовало первое плавание экспедиции по озеру: отправлена была флотилия, состоявшая из 20 судов, под командою капитана Урасова и лейтенанта Сомова. Они отважились даже проникнуть на Восток, десять дней поднимались вверх по Иртышу между горными долинами Алтая и первые обозрели эти места.

Городские поселения в Российской империи.

СПб., 1865. Т. IV. С. 474.

ОБ ЭКСПЕДИЦИИ БУХГОЛЬЦА

Бухгольц выступил в поход с 2117 человеками драгун и солдат и 70 мастеровыми. 500 человек драгун предназначались для оставления гарнизонами в попутных отрогах.

Артиллерии взято в составе:

пушек медных    5

пушек новых 6-фунтовых  — 2 

пушек новых 3-фунтовых — 6

мортир пудовых                14

пушек чугунных                25

Для того чтобы продвижение Бухгольца в степь не вызывало опасений в калмыках, к контайше Эрдени Шурухт (он же — Цэван Араптан, т.е. Цэван Рабдан) отправлен Тарский сотник Василий Борисович Чередов гонцом, с предварением о готовности губернатора его поддерживать, если он будет способствовать Бухгольцу в розыске золотых, серебряных и медных руд и запретить своим людям напа­дать на Бухгольца при постройке им городов по р. Иртыш.

Экспедиция Бухгольца не удалась, потому что она не поддержала калмыков в том убеждении, которое старался поселить в них Гагарин, т.е., что отряд не будет действовать враждебно и готов даже помогать контайше, если он не станет препятствовать постройке городов по Иртышу. Когда с нашей стороны учинилось убийство нескольких калмыков, то между ними пошел слух о том, что по строении Ямышев- ской крепости Бухгольц начнет воевать с людьми контайши.

Андриевич В.К История Сибири. Период с 1660 г. до воцарения императрицы Елизаветы Петровны. Ч. 2. С. 293.

ПИСЬМО АБУЛХАИРА АННЕ ИОАННОВНЕ. ПОСЛАНИЕ В ПЕТЕРБУРГ ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВУ

8 сентября 1730 г.

... Наше заявление к Вашему Величеству состоит в том, что с подданным Вам башкирским народом, который находится за Уралом, у нас близких отношений не было. Желая быть совершенно подвластным Вашему Величеству, я посылаю своего посланника вместе с Вашим подданным Алдарбаем ... мы, Абулхаир хан с подвластным много­численным киргиз-кайсацким народом Среднего и Малого жузов, все преклоняемся перед Вами, являемся Вашими слугами и все вместе с простым народом желаем Вашего покровительства и ожидаем Вашей помощи, чтобы с подданным Вашим башкирским народом... жить в согласии.

Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ).

Ф. 122. Оп. 122/I. Д. 7. Л. 45 об.

ГРАМОТА К "КИРГИЗ-КАЙСАЦКОМУ АБУЛХАИР ХАНУ И КО ВСЕМУ ВОЙСКУ”

Перечисление титулов императрицы Анны.

Понеже мы, Великая Государыня, Наше Императорское Величество, усмотря из писания твоего, Абулхаир хана, и из словесного доношения посланцев твоих Кулумбета Коштаева да Сеиткула Кундагулова желание твое со всем твоим владением быть в подданстве нашем, всемилостивейше на сие соизволили и грамотою нашего, отправленного с оными посланцы твоими о том тебе, хану, и всему войску кайсацкому объявить повелели к Вам. И сего ради, во знак Нашего Императорского к тебе, Абулхаир хану, и старшине, и ко всему кайсацкому войску милости, повелели к Вам послать нарочно нашей государственной канцелярии поверенного переводчика ориентальных языков Мамета (при крещении — Алексей Иванович. — Ж.К.) Тевкелева, дабы по указу нашему тебе Абулхаир хану старшине и всему войску кайсацкому объявить и вяще изустно обнадежить о Нашем Императорском Величестве к Вам милости и, что он, Тевкелев, именем и по указу нашему будет говорить и предлагать и в том ему тебе, Абулхаир хану, и всему войску кайсацкому верить и потому исполнять, и его возвратно отпустить с таким ответом, как мы о твоей, Абулхаир хану, и всему войску кайсацкому верить к нам Великой Госу­дарыне, к Нашему Императорскому Величеству верности по справедливости уповать имеем. А во знак вящей Нашей Императорской Величайшей милости посылается к тебе, Абулхаир хан, с ним, Тевкелевым, Нашего Императорского Величества жалованные кафтан, шапка, и сабли, и сукна, и прочее по приложенной при сем росписи.

Дано в Москве 19 февраля государствования нашего 2 году; писана сия Грамота на книжной хорошей бумаге. Запечатана государственной среднею печатью (Л. II об.). Такову Грамоту в доме Его Сиятельства отдал Его Сиятель­ство господ канцеляристов тем киргиз-кайсацким послан­цам.

20 февраля, а при отпуске оные посланцы у Ее Импера­торского Величества не были.

АВПРИ. Ф. 122. Оп. 122/3. Д. 1. Л.12.

ГРАМОТА ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ АБУЛХАИРУ О ПРИНЯТИИ КАЗАХСКОГО НАРОДА В РОССИЙСКОЕ ПОДДАНСТВО И ОТПРАВЛЕНИЕ В КИРГИЗ-КАЙСАЦКИЕ СТЕПИ ВО ГЛАВЕ С ПЕРЕВОДЧИКОМ КОЛЛЕГИИ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ М. ТЕВКЕЛЕВЫМ

19 февраля 1731 г.

... И сего ради, во знак Нашего Императорского к тебе, Абулхаир хану, и старшине, и всему кайсацкому войску милости, повелели к Вам послать нарочно нашей госу­дарственной канцелярии переводчика ориентальных языков Мамета Тевкелева... , что он, Тевкелев, именем и по указу нашему будет говорить и предлагать и в том ему тебе, Абулхаир хан, и всему войску кайсацкому верить и по тому исполнять, и его возвратно к нам отпустить.

Красный архив. 1936. Т. 5. С. 189—190.

ИЗ ЖУРНАЛА А. ТЕВКЕЛЕВА

7 октября пополуночи и от того времени начали думать злое, чтобы Тевкелева убить до смерти, а пожиток его себе пограбить и людей разобрать по себе. ...Один башкир, оное услышав, ему, Тевкелеву, объявил, також и башкир хотели убить же. ...Тевкелев призвал своих знатных башкир Алдар- бая Исекеева, Таймаса Шаимова, Косемиша Бекходжина, Оразая Обозинова, Кидиряса, Шиму батыра Калтечакова и Отжаша Розманкулова, Аса муллу, и как бы то их ... злое намерение отвратить. Которые на то сказали, что способа другого не знают, кроме сего: есть знатный старшина Букенбай батыр, да зять его Шет батыр, да двоюродный брат Худай-Назар мурза, которые изо всех старшин лучшие и сильные люди и доброго состояния.

Казахско-русские отношения в XVIXVIII веках.

Алма-Ата. 1960. Т. I. С. 51.

ПЛАНЫ ПЕТРА I

...Заключив мир с Швецией, Петр Великий хотел отправить к киргизам хорошо знающего их язык и нравы переводчика Коллегии иностранных дел Алексея Ивановича Тевкелева, родом из уфимских татар. Тевкелеву советовалось стараться привлечь киргизов в русское подданство, несмотря ни на какие издержки. Киргизы были стеснимы зюнгорами, а между киргизами шли распри и междоусобия; на них нападали башкиры и каракалпаки; все это было причиною того, что некоторые из ханов киргизов во время шведской войны и после него обращались к Петру Великому с просьбою о подданстве, на условиях, которые выполнила впоследствии императрица Анна Иоанновна; со времени его царствования начинается новое время для приуральского края, устроителями которого явились Кириллов (1735— 1738 гг.), Татищев (1738—1739 гг.) и Иван Неплюев (с 1742 г.); они своими трудами и благоразумною забот- ливостию вполне заслужили вечную память у местных жителей.

Кириллов для водворения русского владычества избрал весьма удачный план, главная мысль которого заключалась в стремлении возвести укрепления по южной окраине Башкирии; исполнением такого стремления достигались три важные цели, непоседные и беспокойные башкиры стали бы сдерживаться рядом укреплений от хищных набегов; было бы можно зорко следить за действиями кочевников кир­гизских степей, людей, не менее беспокойных, чем башкиры и, наконец, этою линией прекращались бы сообщения баш­кир с киргизами. Главным виновником построения укреп­лений был Абулхаир, хан Малой Киргизской орды. Тесни­мый с юга зюнгорским владетелем калмык, а с севера — беспрестанными набегами башкир, Абулхаир хан решился просить защиты и покровительства у русской императрицы. И вот он обратился через Алдарбая старшину к уфимскому воеводе с заявлением о своем намерении принять русское подданство и по требованию воеводы Бутурлина прислал уполномоченных в Уфу; отсюда их с Алдарбаем послали в столицу. Из столицы для переговоров с Абулхаир ханом было отправлено целое посольство, при котором находился переводчик, два землемера — Писарев и Зиновьев, несколько уфимских дворян и старшины башкир Алдарбай и Таймас.

Алекторов А. История Оренбургской губернии.

Оренбург, 1883. С. 16—17.

ДОНЕСЕНИЕ ТЕВКЕЛЕВА В ГОСУДАРСТВЕННУЮ КОЛЛЕГИЮ

ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ О ПРИЕЗДЕ ЕГО К АБУЛХАИРУ ДЛЯ ПЕРЕГОВОРОВ

26 августа 1731 г.

... Ежели письмо Абулхаир хана и словесный его ко мне приказ будет правда, и подлинно пожелают бухарский хан и хивинской хан и прочие владельцы Ее Императорского Величества быть в подданстве... Ехать ли мне туда, или требовать у них, чтоб они прислали своих посланцев за руками их и за печатными грамотами учинить с ними договор и присягою утвердить у Абулхаир хана. ...Однако ж других владельцев, усмотря ко интересу Ее Импера­торского Величества Всемилостивейшей Государыни пользу, в подданство принимать и присягою утвердить буду.

Лебедев В. Из истории сношений казахов с царской Россией в XVIII в.

Красный архив. 1936. Т. 5. С. 194—195.

УКАЗ ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАННОВНЫ О ПОЖАЛОВАНИИ ЧИНАМИ КИРИЛЛОВА И ТЕВКЕЛЕВА И НАГРАЖДЕНИИ ИХ УСИЛЕННЫМИ ОКЛАДАМИ СОДЕРЖАНИЯ

Пожаловали мы обер-секретаря Ивана Кириллова в статские советники, а мурзу Алексея Тевкелева — в полковники, и Всемилостивейше пожаловали, указали дать в награждение Ивану Кириллову три тысячи рублей, а Тевкелеву — тысячу рублей насчет тамошних доходов, а в бытность их при той экспедиции давать жалованье и прочее против тех их рангов по табелю 1720 г. действительных военных чинов и на нынешний год выдать им наперед насчет тамошних доходов, вычтя, ежели что по прежним окладам получили, и повелеваем нашему Сенату учинить о том по сему нашему указу.

Анна. 18 мая 1734 г.

УКАЗ СЕНАТА ОБ ИСПОЛНЕНИИ НАДЛЕЖАЩИМИ УЧРЕЖДЕНИЯМИ УКАЗА ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАННОВНЫ О НАГРАЖДЕНИИ КИРИЛЛОВА И ТЕВКЕЛЕВА

18 мая 1734 г.

По вышеописанному Ее Императорского Величества указу, подписанному собственною Ее Императорского

Величества рукою, о пожаловании обер-секретаря Ивана Кириллова в статские советники, а мурзу Алексея Тевкелева в полковники и о даче им в награждение Кириллову трех тысяч рублей, а Тевкелеву тысячи рублей насчет тамошних доходов, а в бытность их при экспедиции о даче жалованья и прочего против тех их рангов по табели 1720 г. действи­тельных военных чинов, и на нынешний год о выдаче им наперед насчет тамошних доходов, вычтя, ежели что по прежним окладам получили, Правительствующий Сенат приказал: во исполнение того указа в военную и иностран­ную камер-коллегии, в штатс-контору, в Казанскую губернию и Уфимскую провинцию послать указы, а в сенат­скую контору сообщить ведение, а в герольдмейстерскую контору дать копию и вышеописанные деньги штатс-контор ассигновать им, где они сколько из них потребуют.

21 мая 1734 г.

По сей резолюции указы посланы:

В военную и в камер-коллегии.

В Казанскую губернию и в Уфимскую провинцию.

В штатс-контору.

В сенатскую контору ведение.

УКАЗ ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАННОВНЫ О ВЫДАЧЕ ПОДЪЕМНЫХ КИРИЛЛОВУ И ТЕВКЕЛЕВУ

Указали мы статскому советнику Ивану Кириллову и полковнику Алексею Тевкелеву для отправления к пору­ченной им экспедиции выдать на подъем их не в зачет опре­деленного на нынешний год жалованья против учиненных ныне по рангам их окладов за один год, сколько кому надлежит, из штатс-конторы, и повелеваем нашему Сенату учинить о том по сему нашему указу.

Анна. 24 мая 1734 г.

УКАЗ СЕНАТА ОБ ИСПОЛНЕНИИ УКАЗА ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАННОВНЫ О ВЫДАЧЕ ПОДЪЕМНЫХ КИРИЛЛОВУ И ТЕВКЕЛЕВУ

24 мая 1734 г.

По вышеописанному Ее Императорского Величества указу, подписанному собственною Ее Величества рукою, о выдаче статскому советнику Ивану Кириллову и полков­нику Алексею Тевкелеву для отправления к порученной им экспедиции на подъем их, не в зачет определенного на нынешний год жалованья, против учиненных ныне по рангам их окладов на один год, сколько кому надлежит, из штатс- конторы, Правительствующий Сенат приказал о том в штатс-контору послать указ.

27 мая 1734 г.

Указ о том в штатс-контору послан.

УКАЗ ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАННОВНЫ ОБ ОКАЗАНИИ УЧРЕЖДЕНИЯМИ И ДОЛЖНОСТНЫМИ ЛИЦАМИ СОДЕЙСТВИЯ КИРИЛЛОВУ И ТЕВКЕЛЕВУ ПО ВЫПОЛНЕНИЮ ИМИ ОБЯЗАННОСТЕЙ ПО ОРЕНБУРГСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

Божиею милостью мы, Анна, Императрица и Самодер­жица Всероссийская и прочая, и прочая, и прочая, объявляем всем нашим учрежденным коллегиям, канцеляриям, генералам-губернаторам, губернаторам, вице-губернаторам, воеводам, комендантам на штатных дворах, офицерам и всякого звания воинским и штатским командам, кому о сем ведать и по случаю исполнять надлежит, понеже мы, Императорское Величество, отправили статского советника Ивана Кириллова и с ним полковника Алексея Тевкелева и прочих для нашего интереса в наши подданные земли и народы азиатские, о чем особливая дана ему инструкция за нашим подписанием, того ради всем вышеперечисленным командам воинским и штатским Всемилостивейше повелеваем: ежели где по случаю какой нужды ко исполнение нашего интереса и положенных на него, Кириллова, дел станет, о чем в коллегиях доносить, а с прочими командами списываться в том не только скорое решение, но також всякое надлежащее вспоможение чинить, охраняя наш в том интерес, для которого он, Кириллов, послан, не отлагая вышния команд на нижних, а нижния на вышних, и не дожидаясь от своих команд на всякое требование особливых указов, но по исполнении рапортовать по обстоятельствам, представленных от него, Кириллова, резонов, дабы будучи в дальности, между переписками ничто ко вреду и упущению не произошло, буде же где в противность нашего соизволения и сего указу будут ему, Кириллову, и прочим с ним чинить помешательства или по его требованиям, что к нашему интересу надлежит, исполнять не будут, а хотя исполнять, дав время, отпустят, о том повелено ему писать в наш Сенат, где винных штрафовать по нашим указам, а о важных делах доносить нам и коллегиям, канцеляриям, генералам-губернаторам, губернаторам, вице-губернаторам, воеводам, комендантам, на штатных дворах офицерам и всякого звания воинским и штатским командирам, кому о сем ведать и исполнять надлежит, чинить по сему нашему указу, и, прочитав сей наш указ, оставлять копии, а подлинный всегда иметь ему, Кириллову, при себе.

Дан в Санкт-Петербурге 18 мая 1734 г.

Анна.

УКАЗ СЕНАТА ОБ ИСПОЛНЕНИИ УКАЗА ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАННОВНЫ ОБ ОКАЗАНИИ СОДЕЙСТВИЯ КИРИЛЛОВУ И ТЕВКЕЛЕВУ

18 мая 1734 г.

По указу Ее Императорского Величества Правитель­ствующий Сенат, слушав доношения статского советника Ивана Кириллова и при том копия с именного Ее Импе­раторского Величества руки, данного ему, статскому советнику Кириллову, с прочим об исполнении в коллегиях, канцеляриях, губерниях и провинциях и городах по его требованиям, приказали; в коллегии, и канцелярии, и в губернии, и провинции, в которой принадлежит, с того Ее Императорского Величества указу копии разослать при указах, а какое по силе того указу по требованиям его, статского советника, исполнение будет учинено, о том в Сенат для ведома рапортовать и для ведома к нему статскому советнику дать знать.

31 мая 1734 г.

По сей резолюции с означенного Ее Императорского Величества указу посланы при указе копии:

В военную, адмиралтейскую и коммерц-коллегии.

В артиллерийскую и ямскую канцелярии.

Камор, штатс-генерального, крикс-коммиссариата кон­торы.

В губернии:

Казанскую, Нижегородскую, Сибирскую и Астрахан­скую.

В Уфимскую провинцию.

В Синод и в сенатскую контору при ведениях.

ИНСТРУКЦИЯ ИМПЕРАТРИЦЫ АННЫ ИОАННОВНЫ СТАТСКОМУ СОВЕТНИКУ ИВАНУ КИРИЛЛОВУ

Имея мы Всемилостивейшее призрение и всегдашнее попечение о наших подданных прежнего башкирского народа и вновь в подданство пришедших Киргиз-кайсацких, также Каракалпакской орд, заблагорассудили для лучшего их от всякого нападения охранения и защищения сделать вновь город при устье реки Орь, впадающей в Яик-реку, и сколько Бог поможет в пользу интереса нашего искать того, о чем в особом проекте твоем нам представлено и от нас Всемилостивейше опробовано, с которого представления при сем копия, а к тому делу Всемилостивейше отправить мы тебя, Кириллова, и с тобою полковника Алексея Тевкелева и притом Всемилостивейше повелеваем чинить по сей инструкции.

1.                 Во-первых нужно, чтоб вышепомянутый город сделать и офундовать жителями, которому городу пожаловали нашу Всемилостивейшую привилегию, дабы могли с надеждою в том городе купечество и прочие селиться и промыслы, и торги порядочно и безопасно распространять, для того стараться тебе всякими удобовозможными способами о строении того города, и об умножении людьми, и о распорядке гражданском, во всем, как пространно в привилегии описано.

2.                 При самом ли устье реки Орь сей город сделать, или посреди той Нерыклы реки ближе к Яику, или по сию сторону Яика, где в плане высокое место, окруженное малыми озерками, показано, о том оставляется на усмотре- нье твое и инженерных офицеров и питание поскольку, с совета будущих с тобою, рассудится.

13.             Коль скоро Бог поможет основаться городом, и увидишься с Абулхаир ханом, то, не отлагая вдаль, усмотря способность времени, отправить малый караван с товаром прямо в Бухарию, и куда можно далее из башкир и других охотников под конвоем башкирским, а к тому, с киргизами уговорясь с лучшими и верными людьми, обещая им за провожание плату, кою и дать действительно, когда назад воротятся; а до возвращения оного каравана из тех киргизов, которые в провожатые возьмутся, детей или братьев, под каким ни есть предлогом, в города иметь вместо порук, дабы при первом случае надежнее было, ибо сей путь новый и еще тамошним народам в обычай не вошедший, и как пер­вой караван дорогу узнает и возвратится, то отправлять и другие караваны, и будучи в тех караванах, стараться из тамошних мест сартов (узбеков. — Ж.К.) или купцов с товарами с собою приласкать, обнадеживая от опасностей, и что с ними порядочно и со удовольством поступало будет, ссылаясь на привилегию нашу, чтоб сей путь в знание привесть.

14.              В первом же караване отпустить человек двух из офицеров, которые из геодезистов пожалованы, нарядя купцами, и дав им по малому числу товаров, которым не торг нужен разведать, но путь и прочие нужные обстоя­тельства к предприятию настоящего дела, сколько возможно примечать и описать, потому что поныне о тамошних сторонах никакого подлинного известия нет; буде же не рассудится в первом караване оных офицеров послать для какого-либо подозрительства на себя, то хотя из башкир верных, и кто может смыслить, словесно наказать, обещая награждение, а в последующих караванах, конечно, надобно послать из помянутых офицеров, переменяя одного после другого.

15.              Также Абулхаиру хану представить, что по его прошению мы, Императорское Величество, город строить повелели для охранения и утверждения вечно на ханстве его и наследников, не жалея нашей казны и нарядя многие войска и работников, и дабы за ту нашу к себе Император­скую милость в первых показал свою службу ту, что он посланному нашему полковнику Тевкелеву объявил, и приказал нам донесть о золотой руде, кою знает вблизости (опричь Водокшанской и других дальних), и как покажет место, то стараться, чтобы получить на пробу, сколько можно, и буде подлинно по пробе явится золото, и место не в дальности и безопасное, тогда, взяв надежнее способы, о большом промысле подлежать.

16.              Буде же станет объявлять о золотой руде во владении аральского хана или других владельцев ближних, в таком случае через него ж, Абулхаир хана, приобща с ним тайно, под другим каким ни есть предлогом, знающих в рудах, и прилагать старание, чтобы пробы достать и место осмотреть, и ежели по сю или с каракалпакскую сторону Аральского моря и мочно (можно. — Ж.К.) без труда доставать, то надле­жащий ко овладению тех способы употребить; а буде на другой стороне того моря и покажутся невозможности в посылке сухим путем, то лучше отложить покамест на том море пристань и суда наши будут, нежели малою посылкою, дела не сделав, в азарт вступить.

Добросмыслов А.И. Материалы по истории России (Сб. указов и других документов, касающихся управления и устройства Оренбургского края. Оренбург. 1900. Т. I.).

О ПРИНЯТИИ КИРГИЗАМИ РУССКОГО ПОДДАНСТВА И НАЗНАЧЕНИИ ПОСЛЕДНЕГО ХАНА ШИРГАЗИ (1730—1812 гг.)

Главным виновником вступления киргизов Меньшей орды в подданство России был хан Абулхаир, и поэтому краткая характеристика этого человека здесь будет уместна, тем более, что характером его легко объясняются многие странности в самой истории народа. Человек этот был то, что в настоящее время называют энтузиастом; горячо и необдуманно за все брался, а при неудаче также скоро охла­девал к предприятию, чтобы затеять новое. Если к этому прибавить обыкновенные свойства азиата: лживость, уклончивость, хитрость и корыстолюбие, то очевидно, что он нигде не мог добиться прочного влияния. При выборе в ханы Малой орды его поддерживала весьма слабая партия, однако он успел, приняв русское подданство, устроить дела так, что его избрали в ханы и в Большой орде. Успех здесь был, впрочем, кратковременный; насилия и поборы вывели народ из терпения — хана изгнали. Он вздумал ограбить Бухару, что и исполнил, не сделав однако ничего прочного; хотел воспользоваться бунтом башкиров, бросился туда, — однако русское влияние его пересилило. Не успев и здесь, Абулхаир начал заискивать у Дзюнгорского (джунгар­ского — Ж.К.) владетеля, короткое время был ханом в Туркестане, но изгнан киргизами Большой орды. Видя и тут неудачу, он прибегнул опять к России, прося помочь ему выстроить город на Сыр-Дарье. Просьбу его однако не исполнили. Затем удалось ему добиться ханского достоинства в Хиве — и опять ненадолго. Сделавшись ханом, он тотчас начал грабить туркмен, за что пришлось поплатиться потерею ханства при нашествии персидского Надир шаха. Тогда он явился опять в Степи, уже совер­шенным искателем приключений, хотя также высоко­мерным, как всегда: с оренбургским начальством поссорился за нежелание заменить одного его сына, бывшего аманатом, другим, незаконнорожденным. Несчастие не научило его ничему; он опять начал интриговать, заискивать у Персии, уговаривать и наущал купцов к набегам на русские пределы, и в то же время грабил и разорял на Сыре каракалпаков; наконец, хан перешел в Среднюю орду, но тут был убит Барак султаном, имевшим в то время большое значение в этой Орде. Если припомнить, что во все свои предприятия он вмешивал, волею или неволею, хоть часть своего народа, то можно себе представить, сколько зла причинил этот человек всем, и своим, и чужим.

Теперь посмотрим, как совершилось вступление киргизов в русское подданство. В 1730 г. Абулхаир хан находился в крайности и, не видя другого исхода, особенно во вражде своей с ханом Каипом, подговорил незначительное число своих приверженцев вступить в русское подданство. Решившись на это, он отправил в Уфу к воеводе Бутурлину посольство с письмом, конечно, как будто бы от всей Орды, изъявляя от имени своего и народа желание вступить в подданство России. Бутурлин, нимало не медля, отправил посольство в Петербург, здесь точно так же неизвестность о бессилии и малом значении Абулхаира в Орде помогла посольству; слова его приняли за чистую монету. Казалось, все шло как нельзя лучше. В Петербурге, одарив щедро посланцев, придали к ним из Коллегии иностранных дел мурзу Тевкелева, из Уфы некоторых дворян и казаков и отправили всех обратно в Орду. Немало изумились киргизы, узнав, что между ними находится чиновник русского правительства и требует от них присяги на верность русскому царю. Тевкелев скоро увидел лживость всех представлений Абулхаира, но делать было нечего — отступать было некуда.

Мейер Л. Киргизская степь Оренбургского ведомства // Материалы для географии и статистики России. СПб., 1868. С. 6—7.

ИЗ ЦАРСКОЙ ИНСТРУКЦИИ И. К. КИРИЛЛОВУ О ЗАДАЧАХ ОРЕНБУРГСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

18 мая 1734 г.

Имея... попечение о наших подданных: прежнего башкир­ского народа и вновь в подданство пришедших Киргиз- кайсацких, также Каракалпакской орд — заблагорассудили, для лучшего их от всякого нападения, охранения и защищения сделать вновь город при устье р. Орь, впадающей в Яик-реку... и при том всемилостивейше повелеваем чинить по сей инструкции:

1.                Во-первых, нужно, чтобы вышеупомянутый город сделать и офундовать жителями, которому городу пожа­ловали нашу Всемилостивейшую привилегию, дабы могли с надеждою в том городе купечество и пр. селиться и промыслы и торги порядочно и безопасно распространять; того ради стараться тебе всякими удобовозможными способами о строении того города, и об умножении людьми, и о распорядке гражданской во всем, как пространно в привилегии описано...

17.             Впрочем, что касается до металлов и минералов, кои найтись могут в ближних местах, в башкирском и киргиз- кайсацком владениях, в той поступать надлежащим образом, ища интересу нашему пользы и приводя к тому тамошний народ ласкою и награждением, чтоб не точию известное скрывали и таили, но и, вновь сыскивая, объявляли, и для того сделать в городе лабораторию, где всякие руды и минералы пробовать и по усмотрению проб в действительное произведение вступать, сколько возможность допустит...

19. К тому благовременному началу и для удобности в коммерции нужно сделать на Аральском море в нашу сторону в киргиз-кайсацком владении пристань, и завести свои суда с пушками, и тем морем действительно овладеть.. , а именно: под видом водяного хода на Яике-реке сделать малых судов, наподобие острогов или дупель шлюпок десятка три или четыре, чтоб могли парусами и греблею ходить, и, разобрав, содержать готовыми со всяким такелажем...

22. Стараться о доброй экономии градской, и когда на Аральском море пристань и суда будут, чтоб не точию сысканием металлов и минералов польза нашего интереса быть могла, но також свободное и безопасное купечество... размножать и приласкать, а тем на содержание войска, и на другие расходы, какие можно, легкими способами доходы умножать, нужное к пропитанию человеческому: хлеб, скот и прочее — завести...

ИЗ ЦАРСКОГО УКАЗА О ПОСТРОЕНИИ ГОРОДА ОРЕНБУРГА И ЕГО ПРИВИЛЕГИЯХ

7 июня 1734 г.

Объявляем во всенародное известие... И тако мы в рассуждении о сих новых наших подданных народах, кои с старыми нашими же подданными башкирами и калмык­скими ордами в близости живут, и прежде всегда имели друг на друга нападения, и тем сами себя разоряли; наипаче же отправляющейся полезной коммерции в Великую Татарию, в Хиву, в Бухарию, в Ташкент, в Балх и в другие места мно­гие в пути разорения наносили; за потребно изобрели вновь построить город при устье Орь-реки, впадающей в Яик; дабы через то в покое, как оные орды в подданстве содержать, так и коммерции безопасную в пользу нашего интереса и наших подданных иметь и для строения того города особливую нарочную экспедицию в немалом числе штатских и воинских чинов отправили....