Главное меню

  • К списку параграфов
Тема 35.СТИЛЕВОЕ И ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ КАЗАХСТАНА


Казахстан является исторической и поэтической родиной для писателей разных национальностей. В творчестве каждого из них, в ощущении мира и в художественном его осмыслении не могло не отразиться своеобразие природы, обычаев и традиций, харак* тера казахского народа. Ковыльная степь, просторная и бесконеч­ная. стала родной землей для целой плеяды замечательных рус­ских писателей и поэтов: И. Шухова, П. Васильева, С. Маркова, Ю. Домбровского и др. В творчестве русских писателей Казах­стана наличествует печать национальной определенности — это русская литература по своей сути и содержанию. Но вместе с тем национальное подвижно и изменчиво, словно камертон, отзыва­ется на происходящее вокруг.

И. П. Шухов в своих воспоминаниях писал: "Навеки полю­бились нам и бескрайние ковыльные степи, волнующий мягкий и нежный рисунок смутно синеющих вдали березовых колков, и обнаженные вершины придорожных курганов, и трубный клич поднявшихся на рассвете с воды лебедей, и ослепительно сияю­щие под полуденным солнцем посолоневшне от жары озера. Все это было, есть и будет бесконечно дорого, мило и близко нашему сердцу, сердцу, горячо влюбленному в землю, вспоившую и вскор­мившую нас”.

Широко известно явление литературного взаимодействия, обо­гатившее как русскую, так и казахскую литературу. Стало тра­дицией называть рядом имена Пушкина и Абая, Достоевского и Вялихановя, Шухова и Мукянова. Известен феномен О. Сулей- менова и других казахских поэтов, пишущих на русском языке. Многие знают имя поэтессы Н. Луш ни новой, выросшей среди казахов, ставшей учителем казахского языка и литературы и создавшей на казахском языке свои поэтические произведения. Многонациональный край, родные истоки, общность истории и другие региональные особенности создали почву для подобных литературных явлений, определили стилевое и жанровое свое­образие русской литературы Казахстана.

Лирика Надежды Черновой и Лидии Степановой. Казахстан является поэтической родиной для целого поколения замечатель­ных стихотворцев, сформировавшегося в 70—90-х годах XX в.

Среди них немало и женских имен, таких как Тамара Мадзигон. Галина Черноголовина, Инна Потахина, Татьяна Азовская, Надежда Чернова, Лидия Степанова и др. Женская поэзия всегда выразительна и одухотворена, согрета и прочувствована теплом и силой женской души, особенно в стихах о природе и любви.

Как раскрывается пейзажная и любовная тематика в жен­ской лирике, в чем своеобразие стихов русских поэтесс, родив­шихся и выросших на казахской земле, каким образом простор и красота степного края преломляются в поэтических строках казахстанских авторов? Обратимся к творчеству Н. Черновой и Л. Степановой.

Надежда Чернова родилась в одном из красивейших угол­ков Казахстана — Баян-Аульском районе Павлодарской области. Иртыш и Прииртышье, бескрайняя степь с се своеобразной кра­сотой, родной Баянаул, где живут добрые и отзывчивые люди и русские песни звучат наравне с казахскими, стремление поэтессы осмыслить впечатления детства и свои истоки наполняют жиз­нью и дыханием поэтические книги: "Возраст августа" (1978), "Цветущий саксаул" (1979), "Только о любви" (1997).

Степной пейзаж зримо живет в поэтических строках, перели­ваясь многоцветием красок и звуков бесконечного простора, где "степных ветров приливы и отливы", "изменчивы" и "извивы", где обжигает солнцем кожу и зацветает белый саксаул, где "восемь дней песчаный ветер задувает все колодцы”, и табунщик будит степь своей песней, где земля смугла и растет степная трава кок- пек, где "вплетают в косы кованые денежки” и "день и ночь звенит аул колоколами юрт".

Степной колорит и поэтическое восприятие мира определяют содержание стихов Н. Черновой, в которых соединяются два на­чала:

То два крыла, пшеничных и ковыльных.

Ведут меня — и с ними я в ладу.

Но если я отвергну эти крылья —

То упаду, то значит — я умру.

Тема любви традиционна для женской поэзии, она пронизы­вает все книги стихов Н. Черновой, сквозной нитью проходит и в сборнике "Только о любви". В поэтических строках живут зна­комые образы и мотивы: ревности и смятения, надежды и веры, благодарности и радости от ответного чувства. Любовь к родной земле, своим истокам, женская любовь определяют в стихах поэтессы истинную меру жизни:

Л напоследок надо мало:

Растет ромашка у межи...

"Люблю!" кому-нибудь скажи,

Как лето всем лугам сказало, —

И счастье возвратится в дом.

Как в раннем детстве залетало.

Когда шиповник над прудом Цвел только алого накала.

И в наше сердце проникало

Лучом горячим и прямым

Лишь то, что радость вызывало к живым.

Поэтический мир Лидии Степановой (1946—2003) тематически перекликается с лирикой Н. Черновой. Автор воспринимает жизнь как единственное и неповторимое явление, в границах которого человек осуществляет свои помыслы и надежды. Но если поэти­ческие интонации Н. Черновой сопряжены с восторгом, распахну­тостью по отношению к окружающему миру, то лирические ноты Л. Степановой более сдержанны. В ее стихах чувства глубо­ко осмысленны, картина сегодняшнего дня очерчена памятью прошлого и контурами будущего.

В сборнике "В начале было” (1989), адресованном юношеству, названия разделов и отдельных стихотворений свидетельствуют о вдумчивом философском восприятии бытия, в котором человек, будь то поэт или юноша, только начинающий линию судьбы, — часть большого и сложного мира, например: "У мира на ладони”, "Большое и малое”, "Против течения”, "Дитя человеческое”, "Ход истории”, "Измерения”, "Нет, я судьбу не вызову на бой” и др.

Глубокое осмысление пройденного и предстоящего пути, со­временных реалий усиливает звучание стихов, дает возможность поэту утверждать:

Нет, в этом нет уничижения:

В заветный, самый высший миг.

Прервав обычное скольженье,

Почувствовать, как мир велик.

И что ты сам на этом фоне.

Букашке крошечной под стать.

Лежишь у мира на ладони —

Что стоит миру пальцы сжать!

Пейзажная лирика Л. Степановой ясна, конкретна и детали­зирована. Это не бескрайняя степь с ее ветрами и простором, а строгий городской пейзаж и узнаваемые, как на картине худож- никл, зарисовки: утро, лес, .море, дубы, закат, муравейник, иней, осень, зима, водопад.

Зима! Зима!

Совсем другая жизнь!

Переобуты все, переодеты.

Дыханье на морозе рвется ввысь,

И на Медео куплены билеты...

Вообще в творчестве Л. Степановой сложно выделить пейзаж­ные, любовные или философские стихи, настолько поэтические мотивы взаимосвязаны, взаимообусловлены. Душа и мир, разум и чувство, деревце и звезда, дорога и память все вместе обра­зуют мир лирического героя, неповторимый в своей чистоте и "пронзительной радости бытия":

... Что из того, что ты венец природы — любимый сын, возлюбленная дочь, и что тебе отпущено свободы, как им в слепой покорности точь-в-точь.

Но на пылинку малую взирая, ужели не поймем ни ты, ни я, что сердце нам наполнила до края пронзительная радость бытия.

Жить для того, чтобы любить природу, родную землю, близ­ких и дорогих сердцу людей, жить радостно, так, как только и может существовать в мире женская душа, — таковы лейтмоти­вы лирики казахстанских поэтесс — Надежды Черновой и Лидии Степановой.