Главное меню

  • К списку параграфов
§ 22. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАЗАХСТАНА


Переселение русского крестьянства в Казахстан. Ре­форма от 19 февраля 1861 г. по отмене крепостного права в России создавала условия для переселения рус­ских крестьян в восточные районы. Этим правительство стремилось ослабить остроту аграрного вопроса во внут­ренних губерниях России, а следовательно, ослабить и революционные волнения. С другой стороны, переселяя часть крестьян на национальные окраины империи, цар­ское правительство хотело найти в их лице социальную опору.

На первых порах царизм ограничивался военными казачьими поселениями. В середине 60-х гг. XIX в. начинается переселение в Казахстан крестьян из центральных районов России. Главное управление За­падной Сибири приняло в 1866 г. постановление, разре­шающее "водворение” переселенцев в казахские степи. Ряд положений реформы 1868 г., прежде всего объявле­ние казахских земель государственной собственностью, подготавливали условия для их экспроприации. Идеи о переселении не раз высказывали царские администрато­ры, а с активизацией аграрной политики правительства последовали конкретные шаги. Так, по инициативе воен­ного губернатора Семиреченской области генерала Г.А.Колпаковского и под его руководством в 1868 г. были разработаны "Временные правила о крестьянских переселениях в Семиречье”. По этим правилам, действо­вавшим вплоть до 1883 г., Пересе лещам предоставлялись большие льготы: их наделяли землей в размере 30 десятин на душу (мужскую), освобождали от всех налогов и повинностей сроком на 15 лет, нуждающимся семьям выдавали ссуду. "Правила” 1883 г. (утверждены в 1885 г.) несколько урезывали привилегии переселенцев (на душу полагалось не 30, а 10 десятин), но предусмат­ривали другие стимулы. К этому времени в Семиречье уже чувствовалась ограниченность в земельных участках.

В правительственном распоряжении от 13 июля 1889 г. конкретно определялись районы переселения "сельских обывателей и мещан” в Тобольской и Томской губерни­ях, в Семиреченской, Акмолинской и Семипалатинской областях. Отдельные положения этого документа уточня­ли "Правила” 1891 г., по которым переселенцам-старо- жилам гарантировалась земля до 15 десятин на душу.

Переселение крестьян из внутренних районов обнажи­ло истинную суть колониальной политики царизма. Вме­сте с тем обнаружились последствия этой политики: для переселенцев отнимали земли кочевых казахов, последние стали выселяться из насиженных мест, царизм на счи­тался с интересами оседлых казахских аулов. Этот про­цесс углублялся из года в год и привел к непоправимым потерям в развитии скотоводства казахов. Только в 1855— 1893 гг. у казахов Акмолинской области было отнято более 250 тыс. десятин земли, для 11 тыс. русских семей было создано 24 села. В тот же период в Семипалатин­ской области у казахских крестьян было отнято свыше 33 тыс. десятин плодородной земли.

Особенно большой поток переселенцев направился в Семиреченскую область. В 1868—1880 гг. здесь обос­новались свыше 3 тыс. семей, из которых более 2 тыс. образовали селения, а свыше 1 тыс. — поселились в городах. Переселенческая политика захватила также Сыр- дарьинскую область, особенно Шымкентский, Ташкентс­кий и Аулие-Атинский уезды. В 1884—1892 гг. в обла­сти было образовано 37 поселков.

Положение казахского аула. С середины XIX в. рас­пространение капиталистических отношений в Казахста­не не могло не отразиться на хозяйственной жизни казахского аула и положении социальных групп. Одним из проявлений влияния экономики России на казахский аул было распространение оседлого образа жизни и земледелия. К главным изменениям относится владение землей, выделенной в частную собственность.

Скотоводство, основанное на традиционной кочевой жизни, сохранилось в районах, примыкающих к Сырда­рье, в Центральном Казахстане, Бетпак-Дале, Мангыс- тау, Семипалатинской, Акмолинской областях и других районах. В северных краях Казахстана, куда был на­правлен многолюдный переселенческий поток, преобла­дающим становится земледелие, в то время как кочевое скотоводство принимает ограниченный характер.

Во многих байских хозяйствах кочевая жизнь сохра­нила свою роль. Но при этом хозяйство по составу скота и характеру землевладения уже сильно отлича­лось от прежнего кочевого хозяйства. Уменьшение числа лошадей и увеличение числа коров отражали изменения в хозяйстве, в том числе на сокращении кочевых марш­рутов; шел постепенный переход к полуоседлости и оседлости, в аул проникали капиталистические отноше­ния. Часть крупных хозяйств приспособилась к потреб­ностям рынка — разводила скот на продажу, занималась земледелием, использовала труд наемных работников.

Распространение капиталистических отношений и пе­реселение из центральных губерний русских и украин­ских крестьян влияли на развитие земледелия среди кочевых казахов. Они получили возможность постоянно обеспечивать аул зерном и семенами. Казахи стали по­степенно превращаться в народ с гораздо большей долей земледельческого населения, чем раньше. К тому же они владели древними традициями ведения земледелия в степных и пустынных засушливых районах. Развитие земледелия, конечно, было связано с природ­ными условиями. Достаточное сохранение влаги (к при­меру, по рекам Урал и Тобол) создало условия для использования казахами обыкновенной сохи. На юге существовало искусственное орошение, для развития кото­рого расширяли ирригационную сеть. В одном только Казалинском уезде Сырдарьинской области насчитыва­лось около 200 больших каналов протяженностью до 1300 верст, от которых отходили многочисленные мел­кие арыки (каналы). Сооружали и ремонтировали не только большие и малые арыки и отводы от них, но и мосты, шлюзы и плотины. Среди крупных оросительных сооружений были Чиилийский канал и Дирменозен — арык в долине Сырдарьи. Для полива посевов использо­вали черпак, вода из которого по деревянному желобу поступала в распределительный арык, а также чигирь. Кроме проса, пшеницы, ячменя и овса, на юге выращи­вали кукурузу, горох, рис, кунжут, картофель, лук и бобы. Баи, связанные со скупщиками-агентами россий­ских текстильных предприятий, занимались выращива­нием хлопка.

В долинах рек Сырдарьи, Сарысу, Ыргыза, Тургая, Жема (Эмбы) земледелие стало играть важную роль в жизни казахов. Обрабатывая с помощью орошения 15 000 десятин земли, казахские егинши и шаруа полу­чали до 1 млн пудов зерна.

Проведение царизмом политики насильственного захва­та общинных земель, усиление способов колониально­административного управления ускорили социальное рас­слоение казахских шаруа. Казахские шаруа, поселившие­ся или кочующие возле городов или русских поселений, стали втягиваться в рынок. Постепенно изменялись ста­рые способы ведения кочевого хозяйства.

С 70-80-х годов XIX в. обедневшие казахи в поисках средств существования стали уходить на горные выра­ботки или на предприятия в города. Сформировались казахские жатаки. По социально-экономическому поло­жению жатаки относились к формирующемуся сельско­му пролетариату. Отделяясь от своих соплеменников, они в сравнении с другими группами казахского аула были более близки к новому, передовому производству. Вместе с тем жатаки, с социальной точки зрения, стали менять свой облик. Порвав с родовой, патриархальной средой, они оказались восприимчивыми к явлениям клас­сового характера.

Развитие капитализма. Быстрое развитие производи­тельных сил в пореформенные годы и формирование всероссийского рынка повлияли на распространение капиталистических отношений в национальных регионах империи. В 30—50-х гг. XIX в. выявляются отдельные районы с богатыми природными ресурсами, и с каждым годом нарастает добыча угля, руд, свинца и соли.

С 60-х годов XIX в. российские промышленники стали вкладывать свои средства в организацию про­мышленного производства в таком богатом полезными ископаемыми крае, как Казахстан.

Строятся железнодорожные ветки, связавшие Казах­стан с другими районами империи. Наибольшей по про­тяженности стала Оренбургско-Ташкентская железная дорога. Через железнодорожные ветки с городами Рос­сии были связаны города Уральск и Петропавловск. Строительство железных дорог нарастает на рубеже века. Если в последние 10 лет XIX в. было построено 482 версты железных дорог, то за 5 лет XX в. этот показатель достиг 1818 км.

Сосредоточенные, в основном, в городах заводы и фабрики обрабатывающей промышленности были еще маломощными и плохо оснащенными. Работники, не вла­дея техническими специальностями, не могли выпускать качественную и в значительных объемах продукцию. Однако в конце века возникают крупные — с числом работников в 300—400 человек — предприятия. Среди них — Успенский рудник, Карагандинский угольный бассейн, Екибастузский (Экибастуз), Риддерский. В 1867 г. Баскун- чакское предприятие произвело около 55 тыс., а в 1900 г. — свыше 20 млн пудов соли.

Природные богатства казахской земли стали объек­том внимания также зарубежных предпринимателей. Спасско-Успенский, Атбасарский, Риддерский, Караган­динский и Экибастузский промышленные центры, не­сколько нефтепроизводящих центров были куплены за­рубежными капиталистами. Например, акции Спасского медного рудника перешли в руки промышленных соб­ственников США, Германии, Бельгии и Швеции.

Ускоренное освоение природных богатств, развитие денежно-товарных отношений открыли путь для органи­зации банков и кредитных учреждений. Отделения госу­дарственного банка возникли в хозяйственных и куль­турных центрах — в Уральске (1876 г.), Петропавловске (1881 г.), Семипалатинске (1887 г.), Омске (1895 г.), поз­же — в Верном (1912 г.). Открывались и другие банки и их отделения. Из 57-ти сибирских торговых отделений 7 открылись в Казахстане. По числу филиалов значи­тельное место в хозяйственной жизни края занял Рус­ский торгово-промышленный банк, а его отделения были организованы в городах Казахстана в начале XX в.

Торговля и города. Капиталистические отношения, воздействуя на казахский аул, поселения русских и украинских крестьян, с каждым годом оказывали все возрастающее влияние на объем, содержание и виды торговли. Влияние российского торгового капитала на жизнь отдаленных казахских аулов расширило хозяй­ственные связи и товарообмен между центральными районами империи и колониальным краем. В социаль­ной и хозяйственной жизни аула особенно большое развитие получила торговля скотом, превращение его в товар. К примеру, в 80-х гг. XIX в. ежегодно через Акмолинский, Сарысуский и Каркаралинский уезды в центральные районы России перегоняли до 60 000 го­лов крупного скота и 200 000 овец. Из Петропавловска по скотоперегонному тракту на Курган и Шадринск ежегодно перегоняли до 340 000 голов крупного рога­того скота и 550—600 000 овец и коз. Ставшие извест­ными в Казахской Степи торговцы скотом крупные купцы Ботов, Колосов, Жиряков и Скажутин каждый год скупали в богатых аулах десятки тысяч голов скота с последующей продажей их на рынках Средней Азии и России.

Торговали не только скотом. Во второй половине XIX в. в большом количестве доставлялись изделия текстильного производства из центральных промыш­ленных районов. Много товаров поступало из средне­азиатских ханств (медные кувшины, чайники, фрукты, орехи, миндаль и др.). Постепенно товары, сделанные на фабриках, вытеснили мелкие среднеазиатские изделия, заметно снизив их долю в торговле с казахскими кочев­никами. Ввозимые в большом количестве выделанные кожи и металлические изделия не только оживили вза­имовыгодную торговлю, но и увеличили количество ис­пользуемых в хозяйствах шаруа орудий труда. Казахс­кое население охотно раскупало украшения восточных и русских мастеров.

Особое место в развитии казахско-русских торговых связей заняли ярмарки. Конечно, дорог для доставки товаров явно не хватало. И все же в Казахской Степи, где городские центры еще только развивались, роль ярмарок в развитии торговли была велика. Первая ярмарка, открытая еще в 1832 г. в Букеевской орде, превратилась в крупный торговый центр Западного Казахстана. С середины XIX в. число ярмарок быстро возрастает. В 80-х годах только в Восточном Казахстане действовало свыше 70-ти крупных и мелких ярмарок.

Сравнивая положение в разных районах Казахстана, можно отметить особенно бурное развитие ярмарочной торговли на территории Акмолинской области. Боль­шинство крупных ярмарок располагалось в этой облас­ти: "Тайыншакел” — "Озеро Тайынша” (Петропавловс­кий уезд), Константиновке (Еленецкая), в городе Акмоле, Петровке (станица Атбасар). Сохранились сведения о товарообороте этих ярмарок: в 1875 г. на Тайынша- кольской ярмарке было продано 78 тыс. овец, на Кон- стантиновской — около 77 тыс. овец, на Петровской — 2 тыс. овец.

Одна из самых крупных ярмарок в Казахской Степи — открытая в 1848 г. в местности Талды-Коянды Карка- ралинского уезда Кояндинская ярмарка, называемая еще Ботовской (по имени основателя купца Варкава Ботова). Эта ярмарка, собирая купцов из Китая, среднеазиатских областей и стран, крупных торговых центров России, играла важную роль в хозяйственной и общественной  жизни Казахстана. Масштабы торговли здесь иллюстри­руют следующие цифры. Если в 1880 г. сюда пригнано было свыше 256 тыс. овец, то в 1889 г. — 270 тыс. В Коянды не только торговали, здесь проводилось множе­ство игр, состязаний, в которых отличались народные таланты, здесь ежегодно встречались известные в Степи мастера искусств, а молодые получали возможность за­явить о себе публике.

Кроме названных крупных ярмарок, значительную известность имели Каркаринская (в Семиреченском уез­де), Уильская (в Уральской области), Чарская-Екатери- нинская (в Семипалатинской области). Содействуя раз­витию товарно-денежных отношений, ярмарки способ­ствовали улучшению товарности скотоводства, дальней­шему вовлечению казахского хозяйства в орбиту капи­талистической экономики России.

Большинство казахов-кочевников не понимали сущно­сти товарно-денежных отношений, не могли должным образом оценить свои товары в денежном выражении. Безденежные казахи брали часть продаваемых вещей в долг. В меновой торговле счет казахов шел на "токты” (годовалый баран) или годовалый "сек” (тучный баран). Взяв в долг мелкие предметы, кочевники во многих случаях попадали в кабалу, выплачивая неустойку к стоимости товара. Особенно неприкрытый грабительский характер имела развозная торговля в отдаленных аулах. Используя неосведомленность жителей аула, купцы на­значали бросовые цены на скот и изделия казахов и очень высокие — на свои товары. Равноправная торгов­ля отсутствовала. Так, за самовар, продаваемый в Рос­сии за 6—7 руб., отдавали 20—25 овец, т.е. целую отару скота. За бритву стоимостью 15 коп. требовали барана. К тому же завозимые в аулы товары зачастую были низкого качества.

С середины XIX в. в численности населения городов Казахстана, их социально-экономическом развитии про­изошли крупные изменения. К началу XX в. на казах­ской земле было уже 19 новых городов. По численности населения и социальному составу они были разнородны­ми. Часть их представляла мелкие поселения с немного­численным населением. Только в Акмолинской области число мелких городов достигло 20. По первой в России переписи населения 1897 г. в числе наиболее крупных городов Казахстана были Уральск с населением 36 446 жителей, Верный — 22 744, Семипалатинск — 20 216. К мелким городам относились Атбасар (основан в 1846 г.) — 3038 жите­лей, Кокпекты (основан в 1827 г.) — 2830, Тургай (основан в 1845 г.) — 896.

Население городов формировалось различными путя­ми: за счет приписанных в городское сословие переселен­цев, казахов, покидавших аулы, и за счет внутреннего демографического роста. Постепенное возведение в горо­дах промышленных объектов приводило к росту числен­ности рабочих и изменению их национального состава.

Рабочие в основном были сосредоточены в местах раз­вития горной промышленности. В данной отрасли в кон­це XIX в. насчитывалось 19 000, а к 1902 г. — почти 30 000 рабочих. По национальному составу большинство неквалифицированных рабочих составляли казахи, исполь­зуемые на черных работах. Многонациональный состав рабочих не мог не влиять на интернациональное содер­жание классовой борьбы последующих лет.

0 Вопросы и задания

1.         Как можно охарактеризовать последствия переселения в казахские земли русских и украинских крестьян?

2.         Как повлияло развитие капиталистических отношений на хозяйство казахского аула?

3.         Что было причиной развития городов и торговли? Какую оценку можно дать уровню их развития?

Документы и материалы

Обман казахов купцами

Обманывать, обвешивать и обмеривать простодушных кир­гизов было общим правилом. Киргизы хорошо помнят и рассказывают, как один из них (торговец-татарин. - Ж К.) торговал серенками (спичками), которые он выдавал за "свя­щенный огонь”. Киргизы верили и покупали "священный огонь”, давая за коробку спичек по барану и даже более; другой, из будущих богачей, продавал киргизам... леденцы, выдавая их за отвердевшую слюну Магомета.

Киргизская степная газета. 1898, 31 мая.

Киргизы, лишившиеся скота, а также источников пропи­тания, покидая аулы, ищут работу. Киргизские жатаки обо­сновываются вблизи городов и поселений, нанимаясь на днев­ную работу.

ЦГА РК. Ф. 64. Он. 1. Д. 388. Л. 5.