Главное меню

  • К списку параграфов
§ 14. ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ КАЗАХСТАНА С КИТАЕМ


Торговые связи и их развитие. Расположение Ка­захстана, соседствующего с Восточным Туркестаном, со­здавало условия для развития традиционных торговых отношений казахов и русских поселенцев с западными районами Китая. Объем и перспективы караванной торговли казахских аулов с западными городами Цинской империи во многом зависели от русско-китайских политических отношений. Тяжелые последствия Отече­ственной войны 1812 г. в России, потребность в сырье развивающейся российской промышленности показали правящим кругам России важность сотрудничества с таким крупным государством, как Китай.

Политика обособления, проводимая в начале XIX в. пекинским двором, создавала трудности для расширения торгового оборота российских купцов с китайскими. По­сольство Ю.А.Головкина, направленное российским пра­вительством в 1805—1806 гг. для урегулирования отно­шений с Китаем, не было пропущено в китайскую сто­лицу и вынуждено было возвратиться из Урги (Улан- Батора). Однако очевидная выгода караванной торговли для обеих сторон дала толчок развитию экономических связей через территорию Казахстана.

В начале XIX в. в развитии торговли особую роль играли Бухтарминская, Кереку, Усть-Каменогорская кре­пости и города Семипалатинск и Петропавловск, пре­вратившиеся в экономические центры обмена с Восто­ком. Караванная доставка товаров в приграничные го­рода Китая не требовала больших расходов.

В устойчивом развитии экономических связей с Цинской империей связующую роль играли состоятель­ные казахские султаны и бии. Признав власть России и приобретя ряд льгот, некоторые казахские султаны, опираясь на поддержку Сибирской пограничной ко­миссии, приняли участие в оживлении караванной торговли. Влиятельный султан бура-найманского рода Среднего жуза Кудайменды направил в Петербург своего сына Габдуллу. Тот должен был получить офи­циальное разрешение на отправку торговых карава­нов от Ямышев-ской крепости, расположенной на пра­вобережье Иртыша, в Синьцзян. Кудайменды старал­ся упрочить ведение торговли с Китаем через Казах­скую Степь. Однако удаленность Ямышевской крепо­сти от границы с Китаем затруднила осуществление поставленной цели.

Как и во второй половине XVIII в., торговля с Восточным Туркестаном осуществлялась через привыч­ные для китайских купцов Семипалатинск и Бухтармин- скую крепость. В начале XIX в. частые обмены с китай­скими купцами совершались в Бухтарме, расположен­ной вблизи китайских пограничных пунктов. Переводчи­ку Н.Г.Путимцеву, отправленному в 1811 г. в погра­ничный район с особыми полномочиями, российское пра­вительство поручило выяснить возможности китайской торговли через Бухтарму. В 1809 г. купец Нерпин, выехав из г. Тара с товаром на сумму 5000 руб., проехал через Бухтарму, продал товары в г. Чугучаке и возвратился в крепость. В 1812 г. ташкентские купцы Миркурбан Нияз и Ахмади Ашир провели караван с товарами на сумму один миллион рублей, которые с выгодой продали в Кульдже.

В начале XX в. в целях предотвращения грабежа караванов охрана торговцев, выезжающих из Петро­павловска (Кызылжар), Семипалатинска, Усть-Камено­горска, Бухтармы по караванным путям в Китай, реше­нием правительства была возложена на казачьи отряды. В 1796 г. багдадские купцы, выйдя с ценными товарами из Стамбула, проехали Персию, Афганистан, Индию и прибыли через туркменские земли в Казахстан (в Семи­палатинск). Визиты зарубежных купцов в казахскую страну были не единичным фактом. Казахи были заин­тересованы в развитии международной торговли через свою территорию, традиции которой существовали с древних времен. Тогда по Великому шелковому пути шли караваны в Китай.

К этому времени основная часть Среднего жуза во­шла в состав Российской империи. Россия постепенно расширяла свои военные линии в направлении Старше­го жуза и среднеазиатских ханств. Это усиливало воз­можность российского правительства вести торговлю с Китаем. Крупные торговые караваны стали чаще прихо­дить в Казахстан из далекого Тибета и других районов Китая. Все это требовало от России осуществления кон­кретных мер по развитию торговли. Поэтому прави­тельство поручило генерал-губернатору Западной Сиби­ри П.М.Капцевичу направить верных интересам России крупных купцов в города Чугучак, Кульджа, Аксу и Яркенд. Так, ташкентский купец Мумин, завершив в 1824 г. торговлю в Кульдже и других городах Восточ­ного Туркестана, убеждал местных правителей в выгоде торговых связей с Цинской империей через Казахстан.

Роль Казахстана в торговле России и Китая. Россия через посредство казахов и среднеазиатских купцов вы­возила на базары и ярмарки Синьцзяна готовые про­мышленные изделия и отдельные виды тканей. Развитие легкой промышленности России и ежегодное увеличение объема потребительских товаров из металла создавали условия для его роста. Казахи, живущие в пригранич­ных районах, обменивали китайские изделия на скот и скотоводческое сырье.

Как и прежде, в непосредственной торговле с города - ми Кульджа и Чугучак в первой четверти XIX в. особо выделялись города Семипалатинск и Петропав­ловск. В 1801—1808 гг. стоимость товаров, разрешен­ных на вывоз в Китай через Петропавловскую тамож­ню, была равна 302 763 руб., а товаров, привезенных из Синьцзяна, — 423 396 руб. Привычным стала до­ставка товаров в Восточный Туркестан через Казахстан из таких центров, как Тара, Казань, Нижний Новго­род, Оренбург, других городов и поселений Урала и Сибири. Из года в год развивалась торговля с Китаем через купцов, часто приезжавших в Казахстан либо поселившихся здесь. Известные в Семипалатинском крае торговцы Степан Попов, Дмитрий Кузнецов, устькаме­ногорец Андрей Попов, купец 2-й гильдии из города Каин Яков Лашков, казанцы Башыр Айтов, Абдулла Утемышев имели тесную связь с казахами и русскими крестьянами.

В первой половине XIX в. российское правительство придавало большое значение установлению через Казах­стан связей с далеким Тибетом. Это начинание пытался претворить в жизнь начальник Сибирской пограничной комиссии генерал-лейтенант Г.И.Глазенап. Широкие пра­ва, предоставленные в 1822 г. Пограничной комиссии, Глазенап умело использовал для установления внешне­политических и экономических связей Казахстана с Ки­таем. В закрытые для русских купцов внутренние райо­ны Китая проникали купцы из восточных стран. Гру­зинский купец Семен Мадатов, получив доверие Погра­ничной комиссии, торговал в городах Аксу, Кульджа, Кашгар, Жаркент и добрался до ранее недоступного "Большого Тибета”. Не останавливаясь на этом, он по­бывал в Кашмире и впервые доставил в Казахстан 250 кашмирских шалей, впоследствии широко известных в России. Афганский купец Мехти Рафаил прибыл в Во­сточный Казахстан из Кабула. Со своим товаром он держал путь в Тибет, продал там и казахские изделия, а по возвращении ознакомил Сибирскую пограничную комиссию с интересными сообщениями об увиденном, предложил новый маршрут торговых караванов из Се­мипалатинска в Кашгар.

Таким образом, Казахстан не только торговал с Вос­точным Туркестаном, но и играл посредническую роль в торговле России с городами Западного Китая. Через Казахстан открылись пути для связей с Тибетом, Кашми­ром и Северной Индией, с которыми Российская империя раньше не имела постоянных экономических связей. Не­смотря на сложное политическое положение, раздроблен­ность и раздоры в Степи, разногласия среди казахской аристократии в связи с восстанием Кенесары Касымулы, грабежи караванов, торгово-экономические отношения Казахстана с дальними странами получили свое развитие.

Близость Казахской Степи к владениям и городам Цинской империи обусловили отправку сюда караванов из Хивы, Бухары, Коканда, Ташкента и сибирских цен­тров. В области торговли была заметна роль казахских султанов и родоправителей-биев, имевших постоянные связи с правителями Синьцзяна. Выбор Казахстана в качестве центрального пункта торговли с Китаем для торговцев из далекого Афганистана, Турции и Кавказа, только что вошедшего в состав России, был не случай­ным: казахи, проживавшие в Восточном Туркестане, со­здавали для такой торговли благоприятные условия.

Придавая особое значение торговым связям с Синь- цзянем через казахские земли, Россия приобретала важ­ный источник пополнения казны. С 30-х годов XIX в. была значительно увеличена таможенная плата за про­ход караванов через казахстанские города, установлен контроль над своевременным ее поступлением в казну. Купцы, уклоняющиеся от уплаты, избегавшие опреде­ленных караванных путей, на основании российских законов подвергались конфискации имущества. Поступ­ление таможенной платы в казну было поручено соот­ветствующим чиновникам, непосредственно подчиненным им вооруженным служащим на Семипалатинской, Бух- тарминской, Усть-Каменогорской таможнях и других пунктах по приему товаров. Препятствием для торго­вых связей было отсутствие межгосударственного согла­шения между Россией и Китаем по урегулированию приграничной торговли и наличие противоречий. Отсут­ствие специальных ярмарок в приграничной зоне своди­ло казахскую торговлю, преимущественно, к меновой. Для разрешения различных вопросов торговых отноше­ний требовались специальные соглашения.

Расширение русско-казахских торговых отношений, эко­комических и политических связей между Россией и Сред­неазиатско-Казахстанским регионом существенно повлия­ли на международное положение в Центральной Азии. Выгодное стратегическое расположение Казахстана между двумя крупными государствами создавало и в будущем благоприятные условия для караванной торговли.

Вопросы и задания

1. Какие причины и обстоятельства повлияли на торговые связи Казахстана с Восточным Туркестаном?

2.       Назовите центры взаимовыгодной межгосударственной тор­говли.

3.       Что препятствовало торговле Казахстана с западными обла­стями Китая?

Документы и материалы

Из рапорта генерал-губернатору Западной Сибири
П.М.Капцевичу

...Генерал-лейтенант Глазенап склонил российского подданно­го грузинского дворянина Мадатова предпринять торг с Индией. Достигнув благополучно до Кульджи, Аксу, Кашгарии, Яркента и Большого Тибета и распродав по пути разные товары, взял он в Тибете вексель на Кашмир. По прибытии куда закупил шалей до 250, кои вывезены им в Россию. Мадатов во время пребыва­ния своего в Кашмире был представлен владетельному хану, который, приняв его благосклонно, изъявил желание вступить с Россиею в торговые сношения, обещая покровительствовать всем российским торговцам, и в знак особенного расположения позво­лил взять с собою из Кашмира 20 фунтов шерсти, коей вывоз возбранен под смертной казнью.

Государственный архив Омской области РФ.

Ф. 3. On. 1. Д. 425. Л.5.