Главное меню

  • К списку параграфов
§11. НАРОДНОЕ ВОССТАНИЕ 1836-1838 гг. В БУКЕЕВСКОЙ ОРДЕ

Образование Букеевской орды. Младший жуз зани­мал огромную территорию протяженностью 850 000 верст от р. Яик на западе до низовьев р. Сырдарьи на юго-востоке. На юге и юго-востоке эта территория грани­чила с Хивинским и Кокандским ханствами, владениями туркмен и каракалпаков, на севере — с Астраханской, Саратовской и Оренбургской губерниями, на западе — с Каспийским морем, на юге и востоке — с землями Старшего и Среднего жузов.

В начале XIX в. часть населения Младшего жуза находилась в низовьях междуречья Волги и Яика. Она вместе с новыми прикочевавшими создала на этой тер­ритории Внутреннюю орду (расположенную на "внут­ренних” от Яицких линий землях), которая получила второе название — Букеевское ханство — по имени первого хана этой территории Букея (Бокея). Бокей Нуралыулы (1804—1845 гг.) был одним из влиятельных султанов Младшего жуза. На политическую арену вы­шел в конце XVIII в. Поссорившись со своим братом Каратаем, сблизился с ханом Айшуаком. Впоследствии стал возглавлять Ханский совет. Однако не желал под­чиняться хану. Пользовался покровительством прави­тельственных кругов России. Ко­чевание казахов на этой террито­рии было узаконено указом Павла I от 11 марта 1801 г. По данным за 1803 г., у казахов Вол- го-Яицкого междуречья насчиты­валось 70 000 верблюдов, 30 000 лошадей, 250 000 крупного скота, миллион овец.

Давая возможность племенам Младшего жуза свободно заселять междуречье Волги и Яика, цар­ское правительство намеревалось ослабить борьбу казахов за землю. В расчет бралась и политическая сторона дела: создание ханства под опекой России на относительно безопасных местах помогло бы расширить сферу политического вли­яния империи, а опыт управления ханством пригодился бы и для других казахских территорий. Явной была и экономическая выгода от торговли с казахами.

Со времени создания Букеевского ханства лучшие пастбищные земли хан стал раздавать своим родственни­кам и аристократам из ханского дворца, потому что ханы Букеевской (Внутренней) орды понимали, что не смогут длительное время сохранять власть. Император России в решении внутренних вопросов орды рассмат­ривал Букея и его наследников лишь как орудие в осуществлении проводимой им политики. В том, что Жангир не будет против интересов империи, у правите­лей России не было сомнения. Жангир, воспитываясь в доме астраханского губернатора, с детства получил хо­рошеее образование. Владел персидским, русским, араб­ским языками. Покровительствовал развитию торговли. В российских чиновничьих кругах он пользовался боль­шим авторитетом. Опираясь на царское правительство, хан Внутренней орды, сосредоточив в своих руках адми­нистративную и судебную власть, осуществил ряд изме­нений в системе управления орды. С привлечением средств царского правительства в местности Жаскус стал возводиться ханский дворец. Ханские советники из числа султанов, пользующиеся льготами, во многом ока­зывали ему содействие в претворении в жизнь ханской политики. Созданный в 1827 г. Ханский совет из 12-ти биев был составной частью администрации орды. Наря­ду с этим, 12 старшин, выполняя поручения хана, кон­тролировали сбор таможенных пошлин в орде, занима­лись вопросами, связанными с интересами казахов за ее пределами.

Изменение системы управления с одновременным уси­лением ханской политики увеличивали из года в год налоги, ослабили применение традиционного права в жизни казахов, привели к дальнейшему укреплению его власти и подавлению воли народа.

Причины восстания и его ход. Самоуправство феода­лов, несовпадение интересов народа и политики хана Жангира, опиравшегося на поддержку царя и Астра­ханского губернатора, расшатали систему общеханского управления. В народе зрело возмущение. Налоги, кото­рые должны были ежегодно вноситься в ханскую казну, были непосильными для казахских шаруа: род ногай, например, платил 40 000 рублей, племена кызылкурт — 30 000, байбакты — 40 000, жаппас — 30 000, адай — 25 000, бериш — 60 000, есентемир — 10 000, сер- кеш — 50 000, алшын — 40 000, племенное объедине­ние жетиру — 20 000 руб. Осенью каждая кибитка была обязана отдать для нужд ханского двора лошадь стоимостью не менее 70 руб.

Положение казахов, вынужденных платить за кочев­ку на земле предков, за сбор сена и даже за проход через владения русских помещиков, намного усложни­лось. Начало постройки русских крепостей по соседству с Внутренней ордой, двойное угнетение казахских шаруа царскими чиновниками, помещиками и местными фео­дальными группами обусловили не только антифеодаль­ную, но и антиколониальную направленность восста­ния. Не могли не повлиять на рост народного возмуще­ния и несправедливость хана Жангира и его безжалост­ное отношение к казахским шаруа. Поводом для восста­ния стало назначение в 1833 г. зятя хана Жангира — Карауыл-кожи Бабажанулы правителем казахских родов, кочевавших в районе Каспийского моря.

Восстание в Малой орде можно разделить на 3 перио­да: 1833—1836 гг. — формирование главных предпосы­лок восстания; начало — конец 1837 г. — развитие восстания, столкновения с карательными войсками царя и с подручными хана; декабрь 1837 — июль 1838 г. — ослабление сил восставших и их поражение.

Основной движущей силой восстания стали казахские шаруа. Вместе с ними участвовали представители стар­шин, биев. С началом ослабления восстания родоправи- тели начали склоняться на сторону Жангира и царских войск, чем ускорили поражение восстания.

Предводителями восстания были старшины сатай Тайманулы^ (1791—1838 гг.) и  Махамбет Утемисулы/ (1803—1846 гг.). Среди известных руководителей движе­ния — спутники Исатая Сарт Едилулы, Тиналы Тайсой- ганулы, Уса Толегенулы, Иманбай Кандыбайулы, другие выходцы из народа, которые, не жалея сил, самоотвер­женно боролись за свободу.

Исатай Тайманулы с юных лет отличался находчи­востью, обладал прекрасными способностями. В 1812 г. хан Букей назначил его старшиной отделения Жайык племени берш. В 1814 г. он был утвержден в стар­шинстве Оренбургской пограничной комиссией. В наро­де Исатай обратил на себя внимание справедливыми действиями и непоколебимым упорством. С 1817 г. отношения батыра Исатая с царскими чиновниками ухудшились. Хотя Исатай, в 1817 и 1823 гг. привле­ченный к суду по наветам Оренбургского генерал-гу­бернатора, был оправдан, его отношения с ханским дворцом не улучшились. Преследование Исатая Жангиром, обезземеливание обреченных на бесправие про­стых шаруа вынудили батыра Исатая встать на борьбу против социального неравенства, на путь защиты на­родных интересов.

Воин-сподвижник Исатая, известный поэт Махамбет Утемисулы так же, как Исатай, был старшиной племе­ни берш. Махамбет знал родной и русский языки, был известен и среди казахов Малой орды, и в Оренбургской пограничной комиссии. Мировоззрение Махамбета, побы­вавшего в дальних землях, в том числе в Хиве, форми­ровалось под воздействием тяжелой жизни угнетенных. Находясь во дворце Жангира в качестве приближенного ханской семьи, Махамбет мастерски использует свое ис­кусство оратора и акына-импровизатора для обличения несправедливости, распространяя от имени Исатая призывы к народу, Махамбет сыграл особую роль в опреде­лении цели восстания, в подъеме шаруа на борьбу.

В письмах Оренбургскому генерал-губернатору Жан- гир характеризует Исатая и Махамбета как возмутите­лей народа, сеющих раздор. Из стихов Махамбета, обращенных к хану Жангиру, к султану Баймагамбету — исполнителю воли хана, из посвящений другу Исатаю можно получить представле­ние о целях восстания, главных требованиях восстав­ших. Главная цель движения — ограничение всевластия хана, улучшение положения шаруа, изменение земель­ной колониальной политики царского правительства. Эти требования шаруа совпадали с интересами некото­рых групп биев, старшин, недовольных самоуправством хана.

Восстание началось с выступлений отдельных воору­женных групп старшин и биев против Жангира и его сподручных. С начала февраля 1836 г. оно преврати­лось в движение народно-освободительного характера. Руководители восстания, объезжая аулы, измученные произволом Жангира, призывали отстранить от власти Карауыл-кожу Бабажанулы, не признавать распоряже­ний хана.

17 марта 1836 г. Жангир поручил Карауыл-коже взять в плен руководителей восстания. Хан хотел пока­зать, что в управлении народом не будет никаких изме­нений. Для борьбы с Исатаем Карауыл-кожа создал группу из 800 вооруженных шаруа. Но и это, и требо­вания старшин Дуйсенбая и Сейтбергена, верных хану, прекратить борьбу и прибыть в ханский дворец с по­винной. лишь усилили движение. В этих условиях воз­мущенные действиями Жангира Исатай Тайманов, Тина- ли Тайсойганулы, Иманбай Калдыбайулы, Досхан Да- ганбекулы, Елжан Турманбекулы и другие написали прошение на имя Оренбургского военного губернатора. Хан, привыкший к заявлениям участников восстания и поддерживающих их старшин, и на этот раз не посчитал нужным согласиться. Количество повстанцев изо дня в день стало увеличиваться. В конце октября 1836 г. под знамя Исатая перешли еще 20 аулов, Кочуя со своими сторонниками на побережье Каспий­ского моря, батыр Исатай не признавал ни Ханского совета, ни Карауыл-коже, ни султанов. Различные спо­ры в аулах, последовавших за ним, он решал сам, недовольных политикой хана жигитов принимал у себя, оказывал им покровительство. Встревоженные усилени­ем авторитета Исатая старшины, поддерживающие Жан­гира, в декабре совершили внезапное нападение на аулы Тиналы Тайсойганулы и Махамбета, угнав скот и раз­грабив имущество. Вооруженные столкновения сторон участились. Оренбургская пограничная комиссия поняла опасность восстания. Она потребовала поимки и привле­чения к суду Исатая и Махамбета. Опасаясь поддержки восставших со стороны казахских шаруа, кочевавших по левобережью Яика, атаман Уральского казачьего войска генерал-майор Покатилов в соответствии с требования­ми оренбургского генерал-губернатора стал готовить ка­зачьи отряды и пушки в многочисленных крепостях, расположенных вдоль Яика для подавления восстания. Атаман Покати лов по требованию Оренбургского губер­натора В.А.Перовского с отрядом из 200 казаков пред­принял безуспешную попытку взять Исатая в плен. К этому времени к отряду из 1000 сарбазов Исатай при­соединил и другие отряды Внутренней орды.

Меры царизма против восставших. События в Орде в конце 1836 г. стали известны в Петербурге. Недоволь­ный расширением восстания Николай I потребовал су­рового наказания руководителей "бунта”. Стремясь оп­равдать свое бессилие, В.А.Перовский выделил под нача­ло подполковника Геке дополнительные военные силы, поручив ему вместе с Покатиловым и Жангиром пода­вить восстание. Хорошо ориентируясь на местности, Исатай ушел от преследователей. 15 октября 1837 г. недалеко от местности Теректи-Кум отряды Исатая и Махамбета разгромили аул приближенного Жангиру бия Балкы Кудайбергенулы. К концу месяца восставшие численностью в 2000 человек окружили ханскую рези­денцию.

Организовав военную группу из 600 человек, подпол­ковник Геке при поддержке подполковника Меркулова попытался прорвать блокаду ханского дворца. На по­мощь к нему пришли дополнительные вооруженные группы из Зеленовского форпоста, Кулагинской, Гор­ской и других крепостей Уральской линии. Пройдя через группу охранников Исатая, Геке успел добраться до ханского дворца и соединиться с войсками хана. Исатай оказался в кольце войск. В местности Жидели он во главе тысячного отряда совершил нападение на войска Меркулова, выступившего из Кулагинской кре­пости. Под натиском превосходящих сил восставших Меркулову пришлось отступить к казачьим отрядам.

9 ноября, став во главе ханского отряда из 400 человек и непосредственно подчиненных ему казаков, Геке соединился с отступившей группой Меркулова. Через некоторое время отряду были приданы 2 пушки. 700 человек казачьих войск и свыше 400 человек хан­ско-султанского отряда противостояли силам Исатая, на вооружении которых были лишь сабли, луки и копья. 15 ноября они встретились в местности Тастобе. Контролируя место сражения с 500 жигитами, Исатай рас­считывал внезапным нападением отбросить карателей. Однако на ружейные выстрелы восставших Геке ответил пушечной пальбой. Разрывы снарядов в гуще отряда Исатая решили исход сражения. Со стороны казаков было лишь 3 раненых. Лишившись 60 жигитов, не имея возможности противостоять вооруженным. войс­кам, отряд восставших разделился на группы.

Поражение группы Исатая у Тастобе повлияло на дальнейший ход восстания. Число восставших уменьши­лось, с Исатаем остались лишь несколько десятков са­мых верных ему спутников. Казахские шаруа разошлись по своим аулам. Карательные отряды казачьих есаулов Истомина и Трофимова ограбили беззащитные казахские аулы и угнали их скот.

Учитывая, что наказание аулов, поддержавших вос­стание, может вызвать всеобщее возмущение казахов орды, по предложению Геке им было дано прощение. Перовский в сообщении графу Нессельроде в Петербург вынужден был признать, что обострение противоречий во Внутренней орде было вызвано тяжестью налогов, безграничным угнетением населения. Однако приближен­ные Исатая — младший брат Махамбета Смайл Утемис- улы, Сарт Едилулы, Достыхан Жанибекулы, Алдияр Шонайулы, Мустафа Темирбекулы — были преданы суду. Захваченный у восставших скот по распоряжению Геке, удостоенного за сражение у Тастобе чина полковника, был распределен между султанами и феодалами Жанги ра.

Ослабление восстания и его поражение. Затрудни­тельным было положение не только восставших, но и их преследователей. Холод, нехватка провизии вымотали отряд подполковника Геке. Губернатор Перовский пред­ложил заменить военную группу Геке новым отрядом, направленным от Уральской линии. Хотя за поимку Исатая было обещано 1000 руб., а за его голову — 500, никто в Орде не выдал батыра. Отряд Геке, не достиг­нув цели, возвратился в Кулагинскую крепость. Не стремясь в начале и в разгар восстания проникнуть на левобережье Яика, Исатай с небольшой группой спод­вижников решился на смелый шаг. 13 декабря 1837 г., прорвав заградительную линию вблизи Жаманкалин- ской крепости, Исатай успел уйти на восток. Султан Баймагамбет и хорунжий Жилин организовали пресле­дование Исатая, но потеряли его след. К моменту прибы­тия Исатая в Младший жуз с ним было всего 40 чело­век, включая членов семьи. К поимке восставших под­ключились вместе с султаном Баймагамбетом Айшуак- улы и другие султаны Младшего жуза.

Отряд султана Баймагамбета, разыскивая Исатая, за­хватил группу восставших, среди которых были сыно­вья Исатая Досмуханбет, Динбаян, супруга батыра, млад­ший брат Махамбета — Сулеймен Утемисулы. Вместе с ними были отправлены в тюрьму города Уральска еще 12 человек. Перовский потребовал также привлечения к суду хорунжего Мизинова и Бородина, упустивших по­встанцев, которые ушли за Яик.

Прибытие Исатая в Младший жуз по времени совпа­ло с движением шаруа, вызванным восстанием Кенесары Касымулы. Отряды Кенесары, перемещаясь с начала 1838 г. с Северо-Восточного Казахстана на запад, нашли поддержку у заселявших район Тургая племен кыпшак, аргын, затем жагалбайлы и табын. Отряды батыра Жо- ламаца Тиленшиулы, находившиеся на берегах Елека, также присоединились к Кенесары. В этот период Иса- тай, временно пребывая в отделении Назар племени шекты, предпринял попытки повторного восстания. Бег­лые казахи орды, шаруа, ощущавшие тяжесть колониаль­ного гнета, вновь сплотились вокруг него.

В январе 1838 г. отряд Исатая подошел к озеру Шошкаколь и Горской крепости, создав угрозу для Уральской военной линии. Опасаясь нападения Исатая на Внутреннюю орду, Перовский принял чрезвычайные меры для усиления обороноспособности крепостей. Для борьбы с восставшими был специально выделен 4-й казачий полк, сосредоточенный по соседству с Внутрен­ней Ордой в Горской и Калмыковской крепостях. Сооб­щая об этом атаману казачьих войск генерал-майору Покатилову, губернатор нашел нужным  принять и дру­гие меры.

Поражение восстания. На этом этапе целью Исатая было распространение восстания на территорию Внут­ренней орды, возвращение крестьянам и шаруа земель, захваченных русскими помещиками. Исатай стремился прийти на помощь своим родственникам и семье, вызво­лить их из плена.

Во Внутренней орде имелись все предпосылки для развития движения. Связь с Исатаем старшина поддер­живал через своих людей рода байбакты Жунис Жанте- ли-улы. Такое положение потребовало от атамана Пока- тилова и Оренбургского губернатора принятия дополни­тельных мер для погашения новых очагов восстания. Губернатор подчинил все военные группы, выделенные на борьбу с Исатаем, полковнику Данилевскому, на­правленному от Уральской военной линии. Тот весной 1838 г. разведал районы сосредоточения сил восставших и поручил султану Баймагамбету Айшуакулы сформи­ровать быстродействующую вооруженную группу для преследования Исатая.

В это время восстание Кенесары Касымулы охватило Младший жуз. Это побудило правящие круги ускорить подавление восстания Исатая. Нападение сарбазов Кене­сары на военные линии на Иртыше и Ишиме способ­ствовало тому, что Западно-Сибирский губернатор князь Горчаков выставил против восставших новые военные группы. Часть отрядов Кенесары, отступая из сибир­ских пределов, оказалась в Оренбургском крае. Опасаясь объединения сил восставших, Перовский направил все силы для разгрома Исатая.

Из Оренбурга выступили атаман Падуров и крупные военные группы под началом Геке, который должен был разгромить и группировку султана Кайыпгали Есимулы, возглавившего в тот период восстание в Младшем жузе.

С 500 сарбазами Исатай отделился от Кайыпгали Есимулы, чтобы выступить против султана Баймагамбе- та Айшуакулы. Однако Исатай не знал, что султан Баймагамбет с несколькими сотнями казахов и пушками успел присоединиться к подполковнику Геке.

12 июля 1838 г. военные силы обеих сторон начали последнее сражение в местности Акбулак. Разрывы сна­рядов нарушили ряды восставших, посеяв панику. На отступающих повстанцев напали отряды султана Байма- гамбета. В конце концов, не выдержав давления превос­ходящих сил, повстанцы были вынуждены бежать. Тя­жело раненный Исатай был расстрелян, отряды батыра разгромлены. В сражении погибло около 80 повстанцев. Каратели не понесли потерь: в отряде султана были ранены несколько сот человек, из казаков — четверо. 6 повстанцев попали в плен на поле боя, среди них — младший брат Махамбета Кожахмет Утемисулы, турк­мен Балабек Бекбатырулы.

Султан Баймагамбет Айшуакулы не ограничился раз­громом восстания. Вечером 12 июля несколько отрядов были направлены для поимки бежавших. Повстанцы спасались в казахских аулах. Они отказались присоеди­ниться к султану Кайыпгали Есимулы.

Часть восставших во главе с Махамбетом продолжала сражение. В конце июля 1838 г. Махамбет с группой повстанцев напал на аулы султанов Нуртазгали Озбеку- лы и Табылды Шергазыулы. Хотя нападение не имело успеха, оно напугало двор хана Жангира. Казачий от­ряд из 15G человек, выступив из Горской крепости, был вынужден возвратиться.

Оренбургский губернатор сурово расправился с плен­ными повстанцами. Видные руководители восстания Ко­жахмет Утемисулы, Бекен Сарыулы, Танрык Нуржанулы и Балабек Нуржанулы были прогнаны сквозь строй в 500 человек. Их сослали на 8 лет в Ригу на тяжелые работы с последующей ссылкой, в случае непригодности здоровья, — в Иркутскую губернию. Соратники Исатая Уса Толегенулы, Р. Жанибекулы были наказаны каждый по 1000 ударов палкой и сосланы в Сибирь. Смайл Калдыбайулы, Смайл Утемисулы наказаны ударами пал­кой и отданы в солдаты. По решению военного суда судьбу руководителей восстания определяли генерал-гу­бернатор и подполковник Геке. Десятки других людей решением суда были отнесены ко 2-й группе преступни­ков и им назначили от 20-ти до 50-ти палок, подвергали и другим наказаниям. Однако большинству восставших удалось бежать и укрыться среди соплеменников. Чтобы не вызвать нового недовольства среди казахских шаруа, судебное преследование было прекращено.

Подавившие восстание казахские феодалы, офицеры казачьего войска и их солдаты были удостоены различ- пых поощрений и благодарностей от царя. Отличившим­ся в подавлении восстания султанам, биям, старшинам были присвоены офицерские чины, давались денежные и вещевые премии. Таким способом царское правительство стремилось упрочить свой союз с феодальными группа­ми, сделать аристократов Младшего жуза верными по­мощниками.

В годы после восстания тяжелое положение казахских родов не изменилось. Нехватка земли порождала внутри- феодальную борьбу. Поборы вызывали недовольство лю­дей. Если один налог собирался для покрытия расходов хана на поездку в Петербург, то в другой раз сбор сена велся для сохранения ханского скота. На ежегодной яр­марке в Ханской ставке тоже шли сборы для семьи Жангира. В Орде зрело народное недовольство. И в 1842 г. здесь началось новое движение.

Возглавляемое Аббасом Кошайулы из рода ногай и Лаубаем Мантайулы из рода маскар движение приобре­ло антифеодальную направленность. Главными требова­ниями казахов, поднявшихся против феодального угне­тения, были отказ от подчинения ханам и султанам, от уплаты им налогов, разрешение на уход из Внутренней орды на основную территорию Младшего жуза. Глав­ные требования движения были близки требованиям повстанцев, выступавших в 1836—1838 гг. В начале ноября 1842 г. Аббас Кошайулы выехал в Уральск, а затем в Оренбург, чтобы выразить недовольство действия­ми хана. 18 февраля 1843 г. с такой же целью ездил в Оренбург и Лаубай Мантайулы.

По требованию Жангира Оренбургская пограничная комиссия заточила обоих жалобщиков в тюрьму. Выяс­нилась причастность Лаубая Мантайулы к восстанию Исатая Тайманулы, установили факт его встречи с Кал- дыбаем Иманбайулы, сподвижником Махамбета и Иса­тая. Лаубай был одним из организаторов восстания. Позже, по возвращении в Орду, Лаубай и Аббас призы­вали не признавать власть Жангира. В марте 1844 г. в результате преследования сотником Бородиным и султа­нами Внутренней орды Аббас и Лаубай были схвачены и преданы военному суду в Уральске. В 1847 г. Лаубай Мантайулы умер в тюрьме. Аббас Кошайулы, Муса Айболатулы, Пиралы Жанибекулы и другие руководите­ли движения по решению суда были сосланы на тяже­лые работы в ведение Лифляндского инженерного корпу­са. Так завершилось народное движение во Внутренней орде.

Причины поражения, последствия и историческое зна­чение восстания. Причины поражения восстания Исатая заключаются в том, что повстанческие отряды как во Внутренней орде, так и на основной территории Млад­шего жуза были разобщены; карательные отряды были гораздо лучше вооружены, имели военную выучку, рас­полагали многочисленными резервами и гарнизонами кре­постей; они сообща действовали со сторонниками хана; часть участников восстания проявила колебания, огра­ничивалась борьбой против своих непосредственных про­тивников, а видя неудачи восставших, перешла на сто­рону хана Жангира.

Восстание, хотя и потерпело поражение, имело неко­торые положительные последствия. Был установлен пре­дел ежегодному росту налогов в пользу султана и его приближенных, ханского двора и ханских родственни­ков. Царское правительство было вынуждено считаться с поддержавшими восстание старшинами казахских аулов. Восстание ослабило социальную базу ханского двора во Внутренней орде. Царское правительство скло­нялось к тому, чтобы ликвидировать здесь ханскую власть, что отвечало бы и его интересам.

В целом, историческое значение восстания заключа­лось в том, что оно по своему содержанию было осво­бодительным, направленным и против колониализма, и против социального угнетения. Восстание стало одним из крупных социальных потрясений на приграничном с Россией административно-региональном пространстве. По своему характеру оно носило антиколониальную и социальную направленность. Восстание 1836—1838 гг., как и охватившее весь Казахстан движение Кенесары Касымова 1837—1847 гг., следует рассматривать как са­мое крупное восстание за независимость Казахстана.

0 Вопросы и задания

1.       Охарактеризуйте хозяйственное и политическое развитие Букеевской орды накануне восстания 1836—1838 гг.

2.   В чем заключаются причины восстания Исатая Тайманулы?

3.   Расскажите о начальном периоде восстания.

4.   Почему восстание при Тастобе потерпело поражение?

5.       Назовите причины ослабления восстания, охарактеризуйте его последний этап.

6.       Каковы последствия восстания, причины его поражения, историческое значение?

'    Документы и материалы

Господину Оренбургскому военному губернатору В.А.Перовскому

Внутренней Орды старшин биев и почетных

киргизов

Прошение

Много лет мы спокойно пребывали под благоденскою защитою Его Императорского Величества. Но ныне положение наше время от времени приходит в худшее состояние от того, что хан Джангер Букеев не делает справедливого суда на основании магометанской религии и мы, как бы не огражден­ные никаким законом, подвергаемся обидам и притеснениям, которые переносить далее не имеем возможности. Потому что султаны и бии, будучи обижены сами, нас совершенно ... отбирают у нас скот, имущества и кроме оказываемого ими к простому народу пренебрежения, причиняют побои, даже на­носят раны, распоряжения, а бии свои, и жалобы на них не принимаются.

ЦГА РК. Ф. 4. On. 1. Д. 1982. Лл. 14-15 об.