Главное меню

  • К списку параграфов
§ 8. ЛИКВИДАЦИЯ ХАНСКОЙ ВЛАСТИ В КАЗАХСТАНЕ

Раздел II. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КАЗАХСТАНА В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.

Предпосылки ликвидации ханской власти. В первой половине XIX в. в экономической, политической и обще­ственной жизни казахского общества произошли глубо­кие изменения. При наличии различных типов хозяй­ства и общественных отношений имелись определенные трудности в формировании своеобразной хозяйственной системы в крае. Основным занятием казахского населения оставалось кочевое скотоводство. Вместе с тем в первой половине XIX в. начинает развиваться местная промышленность и широкое распространение получают промыслы. Так, казахи из Прииртышья и Урала, Прикаспия, Арала и Зайсана превратили ловлю рыбы в постоянный промы­сел. Из соленых озер, расположенных в Западном и Северо-Восточном Казахстане, стали добывать соль на продажу и для внутреннего потребления.

К этому времени в восточных и центральных районах Казахстана начали осваиваться первые месторождения руд цветных металлов и каменного угля. В середине XIX в. в Казахстане было открыто еще несколько мес­торождений, построены водяные и ветряные мельницы, кузницы, рудоплавильные, салотопенные и кожевенные заводы. Стоимость производимой в них продукции пре­вышала 70 000 руб. Казахи стали работать на предприя­тиях горнодобывающей промышленности. На работу в рудники и первые промышленные предприятия нанима­лись наряду с русскими тружениками обедневшие ка­захские шаруа из аулов. Среди них были даже жители соседних с Казахстаном Тобольской и Томской губерний. На Уральской линии число отходников (сезонных работ­ников) увеличилось с более чем б тыс. человек в 1820 г. до свыше 8 тыс. в 1824 г. Число жатаков в других районах Казахстана определить трудно, так как они не включались в списки жителей окружных поселений. Немного сведений сохранилось и о жителях казахских аулов и составе городского населения.

Первая половина XIX в. — время оживления взаи­мовыгодных торговых связей Казахстана со среднеазиат­скими ханствами, Сибирью и Китаем. Караванная тор­говля связывала торговые центры Казахстана и сопре­дельных стран. В целях обеспечения безопасности про­хождения караванов через Казахскую Степь правитель­ство России в мае 1803 г. разрешило купцам содер­жать вооруженные отряды. Казахи также охраняли транзитные караваны, проходившие через Степь. В первой половине XIX в. разрастались центры, ко­торые имели особое значение для развития казахско- русской торговли: Петропавловск (Кызылжар), Акмо­линск, Уральск (Теке), Семипалатинск, Бухтарма, Орен­бург, Омск. В Западном Казахстане крупным торговым центром стала Ханская ставка. В 1855 г. в Семипала­тинске были учреждены две городские ярмарки.

В торговле со Средней Азией из всех городов, конт­ролируемых Россией, не было равного Петропавловску. Только в 1849 г. сюда доставляли товары из Ташкента, груженные более чем на 5 тыс. верблюдах и около 150 арбах. Сырдарьинские города и другие поселения юга Казахстана были также тесно связаны со среднеазиат­скими центрами торговли.

Все более расширяющаяся казахско-русская торгов­ля, наряду с процессами возрастания политической за­висимости казахских жузов от России, открывала путь для постепенного приспособления хозяйства Казахстана к нуждам экономического развития России. Хозяйственная обособленность казахского аула стала исчезать. В углублении этих новых явлений было заинтересовано и царское правительство, а принимаемые административ­но-политические меры России расширяли их.

"Устав о сибирских киргизах”. Крупным шагом цар­ского правительства в сторону дальнейшего изменения политического статуса казахских земель явилось приня­тие в 1822 г. "Устава о сибирских киргизах”. Пред­посылки этой реформы обусловлены социально-полити­ческими изменениями, произошедшими в конце XVIII — начале XIX в. Участие казахов в Крестьянской войне под предводительством Е.И.Пугачева и в восстании под предводительством батыра Сырыма Датулы выявили сла­бость ханской власти. Особенно это чувствовалось в Младшем жузе, где российская администрация делала ставку на зависимых ханов. В то же время ханы не обеспечивали претворения в жизнь политики царизма, а их политика порою компрометировала ханскую власть.

Несколько иное положение складывалось в Среднем жузе. Некоторые обстоятельства позволили царскому правительству начать реформу по ликвидации ханства именно с него. Влияние вступившего во владение в 1781 г. хана Вали (Уали) было намного меньше, чем его знаменитого отца, хана Абылая. Кроме того, жесткость позиции хана Уали вызывала недовольство его поддан­ных. Усиливая политическое дробление Среднего жуза, царское правительство назначило в 1815 г. второго хана Букея (Бокея). После смерти хана Букея в 1817 г. и хана Вали (Уали) в 1819 г. новые ханы в Среднем жузе не были утверждены. Сложившееся положение было использовано для ликвидации института ханской власти и введения новой системы управления Средним жузом.

"Устав о сибирских киргизах” 1822 г. был разработан под руководством Сибирского генерал-губернатора М.М.Сперанского. В нем активное участие принимал бу­дущий декабрист Г.С.Батенъков. Ряд позитивных положе­ний "Устава” (отмена рабства, мероприятия по здравоох­ранению и образованию) не меняли сущности закреплен­ной в нем колониальной системы в Казахстане.

Главной целью "Устава” была ликвидация традицион­ной казахской политической системы, изменение административного, судебного, территориального управления на северо-востоке Казахстана. Средний жуз был разделен на административные единицы: аулы, волости, округа. По административному делению аул состоял из 50-70-и кибиток, волость — 10-12-и аулов, округ — 15-20-и волостей. Округа казахов Среднего жуза составляла "Об­ласть сибирских киргизов”, которая подчинялась Омс­кой области. Омская, Томская и Тобольская области вошли в состав Западно-Сибирского генерал-губернатор­ства с центром в Тобольске, а с 1839 г. — в Омске.

Область сибирских киргизов граничила на западе с Оренбургской степью. На юге граница проходила по р. Чу. Область делилась на внешние и внутренние округа. Основные казахские кочевья отошли к внешним округам, создаваемым на правобережье Иртыша. Это Каркаралинский, Кокчетавский (1824 г.), Баянаульский (1826 г.), Аягузский (1831 г.), Акмолинский (1832 г.), Уш-Булакский (1833 г.), Аман-Карагайский (1834 г.), а также открытые в 40—50-х гг. Кокпектин- ский, Кушмурунский, Алатауский округа. Численность населения в них не была постоянной. В 40-х гг. XIX в. в Каркаралинском округе насчитывалось до 60 000, а в Аягузском (позже Сергиопольском) — свыше 40 000 кочевников.

Округа подчинялись Омскому областному правлению, а руководство ими возлагалось на окружные приказы. Формальное руководство округом передавалось старше­му султану. На деле введение царизмом коллегиального порядка рассмотрения дел ограничивало роль старшего султана и создавало условия для контроля за его дей­ствиями. Старший султан избирался только султанами, его приравнивали к чину майора российской службы, а через 9 лет службы (3 срока) он мог рассчитывать на дворянское звание. При выборе старшего султана со­блюдался старый обычай: его, как некогда хана, подни­мали на белом войлоке. Постепенно старший султан становился лишь орудием в руках омского областного правления. Среди аристократии, стремившейся провести в старшие султаны своих представителей, взаимные рас­при, обман и подкупы стали обычным явлением.

Старшие султаны избирались на 3-годичный срок с правом дальнейшего переизбрания. Срок пребывания в должности волостного султана не ограничивался. Власть волостного султана переходила по наследству. Если он не имел наследника, волостным султаном становился его брат или родственник, но обязательно утвержден­ный в должности областным правлением. Волостные султаны имели звание чиновников 12-го класса. Все султаны, не избранные на должности, сохраняли свое наследственное звание, но не имели права вмешиваться в управление.

Аульные старшины избирались из числа казахов каж­дые 3 года, но один и тот же старшина не мог переиз­бираться на последующие сроки. Аульный старшина утверждался в должности окружным приказом. Волост­ные старшины подчинялись волостным султанам, а в правах, так же, как и бии, приравнивались к сельским "головам” (старостам) России.

Судебные дела по "Уставу” делились на 3 категории: уголовные, исковые и жалобы на управление. Уголов­ные дела рассматривались в окружных приказах на основании законов Российской империи. Предваритель­ное следствие проводилось казахским бием с участием российского чиновника. По требованию казахов рассмат­риваемые дела решались на основании местных старых законов. Но окружной приказ оставлял за собой право пересмотра решений биев.

Позже управление сибирскими казахами было возло­жено на Пограничное управление. Пограничный началь­ник и председатель Пограничного управления назнача­лись специальными указами. Практически неограничен­ные полномочия приобретал пограничный начальник, имевший чин генерал-майора. Генерал-губернатор ут­верждал старшего султана с его одобрения. Погранич­ный начальник единолично утверждал казахских заседа­телей окружного приказа и волостных управителей, вел переговоры по пограничным делам с соседними владете­лями через Пограничное управление, куда входили (по­мимо председателя) советники, один казахский асессор и другие чиновники; он же управлял казахами.

"Устав” 1822 г. создавал условия для расширения торговли между Россией и Казахстаном. В (параграфах 46, 49) были зафиксированы широкие права казахов, которые могли сбывать свои изделия и пригонять на российский рынок свои стада. Большие права предо­ставлялись и российским торговцам. Продажа вина в Казахской Степи запрещалась. Поощрялась караванная торговля: она не облагалась пошлиной, а султан мог отправлять караваны за границу.

В целом "Устав” 1822 г. оставил определенный след в социально-экономическом развитии Казахстана. С од­ной стороны, реформа изменила политический облик казахских земель, ввела систему централизованного (и бюрократического в верхних эшелонах) управления Ка­захстаном; все более приспосабливала его к российской системе. Реформа в определенной степени положила конец межродовым распрям и открыла путь к освоению бо­гатств казахского края. С другой, ликвидировав полити­ческую самостоятельность казахского народа на боль­шей части Казахстана, "Устав” открыл путь к расшире­нию колониальной политики царской  России.

Реформа в Младшем жузе. Начало осуществления в Казахской Степи административно-политических реформ натолкнулось на сопротивление казахского общества. Ведь реформы ограничивали привилегии аристократической прослойки, куда входили султаны, стремившиеся сохра­нить прежние порядки. Некоторая часть трудящихся боялась нового угнетения. В Младшем жузе волнения, направленные против политики российского правитель­ства, происходили еще в XVIII в. В начале XIX в. многие также были недовольны действиями ханов или походами военных в Казахскую Степь. Длительное вре­мя оппозицию в Степи возглавлял султан Каратай Ну- ралиев. Большинство казахов, живших в нижнем тече­нии Сырдарьи (Младший жуз) признавали ханом Арын- газы Абылгазыулы.

По "Уставу” об оренбургских казахах, разработанно­му П.К. Эссеном в 1822 г., планировалось назначение в Младший жуз трех ханов, но такое предложение было отвергнуто. По этой причине Устав в том году не был утвержден. Он рассматривался вновь и был принят в Азиатском комитете лишь в 1824 г. В связи с этим хан Шергазы был вызван в Оренбург и принят на службу, а ханская власть на основной территории Младшего жуза была упразднена.

Ханская власть сохранялась до 1845 г. лишь во Внутренней орде (Букеевское ханство), образованной в 1801 г. в междуречье Волги и Яика.

 Вопросы и задания

1.       При каких обстоятельствах ханская власть в Казахстане была упразднена? Какие причины ускорили этот процесс?

2.       Охарактеризуйте изменения, которые произошли согласно "Уставу о сибирских киргизах” в 1822 г.

3.           Как проходила отмена ханской власти в Младшем жузе?

Документы и материалы

О подготовке Устава 1822 г.

Наряду с новыми законами о сибирских инородцах, Спе­ранский на особом месте выделил закон об управлении сибир­скими киргизами... А для обследования и съемки неизвестных сибирских земель он внес особое предложение: о приведении в известность земель в Сибири. В этой записке оказал ему значительную помощь Батеньков, обладавший специальными сведениями, как принадлежавший к корпусу инженерных войск (подсобному перу Батенькова, кроме того, принадлежит несколько объяснительных записок и законопроектов о Сиби­ри: сухопутные сообщения, учреждения этапов, ссыльные, ино­родцы, сибирские казахи, распространение русской власти на киргизскую степь Средней Орды.

Фатеев А. А. Сперанский М.М. (генерал-губернатор Сибири)// Записки русского научно-исследовательского объединения в Праге. Прага, 1942. Т. 12. С. 24.

Устав 1822 г. о правах казахов

§ 268. Каждый киргиз, будучи российским подданным, имеет полную свободу по дозволению общества и местного своего начальства отлучаться для собственных нужд, промыс­лов и работы, куда пожелает...

§ 273. В волостях, образованных по сему уставу, сила и действие указа 1808 г. о приобретении киргизов в частное владение прекращается.

§ 274. Султаны над подведомственными им киргизами не имеют права ни владетеля, ни помещика, но суть только волостные правители, от высшего начальства с согласия наро­да поставленные.

§ 275. Посему всякий киргиз от притеснений султана имеет право просить у ближайшего начальства защиты.

§ 276. Всякий киргиз может иметь недвижимую собствен­ность.

§ 277. Невольники, ныне находящиеся у киргизов, остают­ся при их владетелях с правом продажи, передачи и наслед­ственного владения, но строго запрещается вновь приобретение в неволю природных киргизов.

§ 279. Султаны составляют высшее и почетнейшее между киргизами сословие и освобождаются от телесных наказаний.

Материалы по истории политического строя Казахстана.

Алма-Ата, 1960. Т.1. С. 106.